Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

Рэкет перегонщиков на дорогах 90-х

Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

В первые годы после распада СССР словосочетание « ездит на иномарке» стало синонимом успешности. И никого не смущала темная история происхождения машины.

 В благополучные 70-е и 80-е годы в СССР почти не было автомобилей иностранного производства.

Отдельные «агрегаты» имелись лишь у сотрудников МИДа и моряков гражданского флота, привозивших их из-за рубежа. Все изменилось в разгар перестройки.

Проблемы соц лагеря обнажили щели в его «заборе», через которые в СССР начали проникать товары с «загнивающего» Запада. Автомобили стояли на первых позициях этого списка. Первыми массовыми покупателями машин за рубежом стали советские офицеры военных баз в Польше, Чехословакии, Венгрии и, конечно же, Германии.

Так, последние два года перед выводом из ГДР оказались золотым временем не только для офицеров, но даже для солдат-срочников. Военные продавали бюргерам все имущество своих воинских частей, какое только могли: бензин, солярку, доски, металл, даже шинели и сапоги.

А на полученные дойчмарки покупали аудио и видеотехнику, одежду и автомобили.

Удивительно, но у офицеров большей популярностью пользовались не «Мерседесы» и «БМВ», а экспортные варианты «Лады». Во-первых, чудо советского автопрома было гораздо дешевле.

А самый главный довод состоял в том, что на «Лады» в родном Отечестве всегда можно найти запчасти, в отличие от какой-нибудь «Ланчии».

Тогда советские люди еще не были уверены, что окно на Запад открылось всерьез и надолго.

Тем не менее разница в удобстве вождения немецкого и советского автомобиля была столь кардинальна, что некоторые плевали на риск и покупали иномарку. К тому же для русских она стоила куда дешевле, чем для жителя Германии. Причина проста.

Для эксплуатации автомобиля жителю ФРГ требовался сертификат TUV — аналог нашего техосмотра. Цена этого сертификата и страховки повышалась с возрастом авто. Поэтому если немцу поддержанный «БМВ» обходился, к примеру, в три тысячи марок, то без TUV он продавался за тысячу.

Ну а машины попроще и вовсе уходили за 500 марок, что равнялось 350 долларам.

Авторынок в Германии, 90-е

Другой категорией, активно ввозящей иномарки в СНГ, были граждане немецкой национальности. Некоторые из них иммигрировали в ФРГ еще в начале 80-х, а уже через 5-10 лет к ним в гости потянулись родственники — и почти всегда в Казахстан или Россию они возвращались не с пустыми руками.

Особо щедрые бюргеры, зная об уровне жизни в бывшем СССР, покупали бедным родственникам подержанный «Опель» за те же 500 или даже 1000 марок. В него гости грузили все полученные подарки и счастливые ехали домой.

Однако
дпя некоторых этот «сувенир на колесах» оборачивался серьезными проблемами.

Опасные перегоны

Путь из Германии в Россию пролегает через Польшу и Украину. Дороги этих двух стран в 90-е стали ареной многочисленных нападений на перегонщиков иномарок. Польша прошла этап дикого капитализма раньше, чем СССР, и ОПГ там появились тоже раньше. Потому местные бандиты расценивали трафик подержанных иномарок в Россию как способ заработка.

Увидев на трассе автомобиль с немецкими номерами, поляки вынуждали его водителя остановиться на 0б0чине. Ну а дальше следовал классический «развод» про оплату проезда по чужой территории. Если денег не было, из машины могли забрать понравившуюся вещь, благо салоны и багажники ломились от товаров.

Тех же, кто начинал возмущаться и грозить полицией, избивали, а автомобиль могли отобрать или поджечь.

Впрочем, довольно быстро разовых перегонщиков вытеснили профессиональные. И первыми, кто начал заниматься этим бизнесом на постоянной основе, стали вчерашние офицеры Западной группы войск, оказавшиеся не у дел.

Также к этому бизнесу подключились советские немцы, имевшие родных в Германии. Не говоря уже о предприимчивых парнях из приграничных регионов — вроде Калининградской области.

Последние находились под надежной «крышей» местных ОПГ, у которых, в свою очередь, были налажены контакты и с продавцами, и с бандами в Украине, Польше и Белоруссии.

Среднестатистический перегонщик иномарок в 90-е годы — это физически здоровый мужчина в возрасте от 25 до 50 лет, умеющий хорошо водить автомобиль и неплохо разбирающийся в его устройстве. Последнее качество было важно потому, что в 90-е на продаже иномарок в Германии стали специализироваться турки.

Они ремонтировали хлам с автопомоек и пытались всучить его неопытным покупателям. Если где-то под Витебском такая «бочка» развалится на части, турка это не волновало. Потому профессионалы перегона старались брать машины не у них, а у чистеньких пенсионеров, которым платить за TUV было накладнее, чем купить новое авто.

Пылившийся в гараже у немецкого дедушки «БМВ» по смешной цене был для перегонщиков, как выигрыш в лотерею.

Часто перегонщики ездили на несколько машинах и связь поддерживали с помощью радиостанций

Но еще до того, как перегонщик покупал автомобиль в Германии, его поджидала куча опасностей. Как правило, машины в бывший СССР гоняли под определенный заказ бизнесменов или бандитов. Причем эти категории могли совпадать в одном лице.

Получив от заказчика деньги, водитель (один или в паре с помощником) ехал в Европу. Вот только об этом могли знать не только он и заказчик, но и другие люди. В 90-е убивали даже за пачку сигарет, а сумма в тысячу долларов казалась астрономической.

Потому перегонщик мог
стать жертвой нападения еще в родном городе. И если его грабили, то заказчик, почти всегда имевший связи в криминальном мире, требовал не только свои деньги обратно, но и компенсацию морального вреда, который он получил, тщетно ожидая машину.

В случае невыполнения требований его «ставили на счетчик» со всеми вытекающими последствиями.

Благополучно добравшись в Германию и купив там хорошее авто‚ перегонщику еще нужно было доехать до родного города. Про Польшу, чьи дороги были хоть и не безопасны, но вполне преодолимы, написано выше. Белоруссия в этом отношении тоже была более-менее спокойной. А вот Украина кишела «лихими людьми».

Еще на въезде на территорию Самостийной автомобиль с немецкими номерами оказывался под прицелом коротко стриженных парней. На таможенном пункте водителю сообщали, что его проезд по территории Львовской или Волынской области не бесплатен.

Мзда в виде десяти, пятидесяти или даже ста марок обменивалась на листок бумаги с информацией: «Хлопці, це Мазда в ажуре».

Его следовало предъявить другим парням, которые могли подловить перегонщика на АЗС и попросить «за проезд». Вот только действие «билета» ограничивалось влиянием этой банды и редко распространялось на другую область.

Отморозки на дорогах

Но больше всего перегонщики опасались не профессиональных бандитов, а других людей. Их называли по-разному — отморозки, беспредельщики, шакалы. Они не просили платы за проезд, а хотели сразу все: машину, деньги и жизнь. Небольшой городок Сарна расположен прямо посередине трассы «Варшава-Киев».

В середине 90-х в местном лесу, неподалеку от дороги, было найдено свежее массовое захоронение. Эксгумация показала наличие в могиле пятнадцати трупов, среди которых были и девушки. Все — с огнестрельными или колото-резаными ранениями. Местная милиция, проверив базы розыска, не нашла совпадений погибших с украинскими гражданами.

Все они оказались жителями России или Казахстана, имевшими несчастье встретить на дороге отморозков.

Отморозки на дорогах убивали не только перегонщиков, но и водителей дальнобойщиков

Их арестовали позднее, и то благодаря шакальей жадности. Упыри, переодевшись в форму ГАИ, тормозили бедолаг в безлюдных местах и убивали ради машины и денег. Вследствие протяженности маршрута родные жертв не могли и предполагать, где они пропали.

К слову, от таких «инспекторов» перегонщики не были застрахованы и в России. Особенно в приграничных областях — Ростовской, Воронежской, Смоленской и так далее. Но ввиду того, что здесь трафик распылялся по огромной территории, это было не так выражено, как на Украине.

Конечно, сами перегонщики предпринимали меры для самосохранения. Многие не останавливались на трассах даже на требование «гаишников», другие ездили за машиной в составе группы, третьи покупали в Германии средства защиты — газовые баллончики, шокер или даже пистолет.

При «суровом замесе» пользы от них мало, но иногда в сочетании с резкостью они могли помочь выпутаться из критической ситуации.

Все это несколько снижало риск гибели, но бизнес под названием «перегон иномарок» все 90-е годы оставался одним из самых опасных.

Источник: http://www.mzk1.ru/2017/12/reket-peregonshhikov-na-dorogax-90-x/

Безумные доходы

Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

В период политического застоя “молодой” Российской Федерации, в начале 90-х годов прошлого столетия на фоне снижения уровня жизни населения начали формироваться ячейки людей, которые готовы были идти на все ради наживы.

Их называли “братками”, они находили собственные пути для зарабатывания денежных средств. И чаще всего эти пути нарушали закон.

Эти отчаянные и жестокие люди не гнушались ничем, когда речь шла о больших и легких деньгах, будь то бытовая кража или похищение человека с дальнейшей продажей в рабство. При этом никто не был защищен от их произвола, гарантировать безопасность не могли ни власть, ни милиция.

Развал страны полностью развязал бандитам руки для криминального бизнеса. Ведь на кону стояли баснословные деньги. Но чем занимались криминальные лидеры? Сколько они зарабатывали? Расскажем прямо сейчас!

Криминальное мастерство ограничено лишь фантазией

Окунаясь в историю разгула криминального общества, следует подробнее объяснить его истоки.

Бандитизм в России активно развивался еще во времена великой перестройки, при этом следует заметить, что советский криминал был значительно скован, и его сегментом было лишь “крышевание” некоторых подпольных предпринимателей, практиковались и такие “занятия”, как грабеж и воровство частного имущества.

Именно эти люди, желавшие царства беззакония, и стали фундаментом для возникновения циничных и безжалостных бандитов после развала СССР. У них была простая жизненная философия “кому-то в землю, кому в верха”. При этом слово “верха” означало стать городским чиновником или главой акционерного общества.

Однако большинство довольствовалось обычными темными промыслами: «крышеванием», мошенничеством, отмыванием денежных средств, продажей наркотиков, грабежами, сутенерством, заказными убийствами. Есть пример, когда банда из Вологодска, крупнейшая в стране, занималась тем, что перепродавала запчасти с завода “ВАЗ”.

С течением времени под контролем этой организованной группы оказалась фактически половина конвейерного производства авто, а так же множество подконтрольных предприятий, что давало совокупный доход около 400 миллионов долларов в год!

Второй по числу, но не менее масштабной, была деятельность ОПГ “Солнцевской”, которой фактически принадлежал рынок авто «Солнцево», включая 30% развлекательных заведений целого округа, включая такси во Внуково, Шереметьево-2.

Низы

Как и любая другая группа людей, преступная группировка самоорганизовывалась по понятной схеме и имела строгую иерархию. Согласно занимаемой иерархической “должности”, человек зарабатывал определенную сумму. Начинается группировка с молодежных банд.

“Пешками” назывались ребята 15–16 лет, они занимались тем, что собирали дань со школьников помладше. Так называемые «взносы» от каждого школьника составляли около 200-500 рублей по нынешнему курсу.

При этом “пешки” не могли присвоить эти деньги и передавали их дальше по “лестнице”. Следующей ступенью были “пацаны”, возраст которых был от 16 до 25 лет.

Эти парни выполняли роль пушечного мяса для людей авторитетных, занимались они “крышеванием” школьников, торговали наркотиками и дрались за территорию. Зачастую именно они участвовали в рэкетирских захватах.

По рассказам бывших участников московской ОПГ, один “пацан” ежемесячно добывал 4-5 тысяч рублей – по нынешнему курсу. Для каждой такой группы было нормой иметь от 100 до 1000 участников. Значительно выше по карьерной лестнице находились “бригадиры”, возраст которых достигал 30 лет.

На них ложилась организационная функция, которая заключалась в решении кого “крышевать” и кто сколько будет отчислять в общак. В подчинении у них могло находиться от 50 до 400 таких «пацанов». Главари молодежных банд собирали все собранные деньги, но себе они могли оставить не более 7%.

Верхи

Проявившие себя “бригадиры” становились “бойцами” и выполняли иные функции. Им не требовалось перечисляли деньги в “общак”. Их содержали авторитетные люди. На сегодняшний день они могли заработать от 70 до 200 тысяч рублей.

Но эта сумма не была пределом, они могли продавать награбленное имущество, которое включало в себя автомобили, дорогую мебель, элитную недвижимость. Сердцем ОПГ были 30-50 человек, они занимались планированием всех действий и руководили “бойцами”.

Нередко их можно было встретить в ряду совета директоров “крышуемых” предприятий. По действующему курсу их доход составлял 600-800 тысяч рублей в месяц.

Главари, или так называемые “авторитеты”, старались не выделяться. В единичной ОПГ их число не превышало 7 человек.

Как правило, эти люди принимали совместные решения, которые касались жизненно важных аспектов существования группы.

Сложно говорить о доходах этих людей, потому как они были различные, но иногда они могли зарабатывать до нескольких миллионов долларов. Ценой за такую жизнь был страх заказного убийства от главаря другой банды.

Основы криминального бизнеса: рэкет

Нельзя сказать, что такое явление в советском пространстве никогда не наблюдалось, но эпоха безнаказанности развязала руки всем.

Чтобы иметь возможность развиваться, начинающие предприниматели, не получив поддержки от государства, обращались за помощью к “авторитетным” людям. Но оставаться на плаву удавалось не всем.

С помощью шантажа и угроз бандиты вымогали у предпринимателей значительные суммы. При отказе выплат в ход шли все доступные методы от похищения детей и второй половины до пыток и убийства.

“Крышевание”

Главной статьей дохода криминального мира являлось “покровительство”. Сумма, которую обязан был платить предприниматель, варьировалась от 20 до 30% от дохода.

Услуга по защите помогала защититься от других банд и помогала в решении проблем в виде поиска рынка сбыта. За отказ от подобного рода услуг бандиты не гнушались ничем.

При необходимости прибегали к изощренным пыткам и даже убийству.

Рейдерство

В большей степени было характерно для начала 90-х годов. Рейдерство представляло из себя жесткий захват здания, зачастую с работающими там людьми и владельцем. Целью был шантаж сотрудников и переписывание бизнеса на главаря банды.

Присутствовала такая схема когда мошенники покупали минимальную долю акций, после этого составлялись документы о переизбрании ими нового генерального директора, после чего данное заявление отправлялось в суд и с течением времени все имущество переходило в пользование бандитам.

Легальное участие в бизнесе

Было распространенным явлением, когда главы преступных организаций, имея за спиной немалые активы, сами занимались бизнесом. С помощью предприятий отмывались капиталы.

Преступники становились акционерами или инвесторами крупных предприятий, отмывая с их помощью «черный нал».

Создавали известные бандиты и собственные предприятия, например, открывали популярные на тот момент казино, организовывали рынки и автосалоны.

Заказные убийства

Есть люди, которые не хотят пачкать собственные руки, но желают быстро избавится от “проблемы”, устранив конкурента. Сумма за заказ варьировалась от 2 до 5 тысяч долларов по курсу на 90-е годы.

Стезя наемного убийцы тогда уважалась в криминальном мире, но и несла в себе смертельную опасность, при этом большую часть заработанного приходилось отдавать своему “главарю”.

Как говорят бывшие члены ОПГ, в Москве убийства были самыми дорогими, в среднем они приносили убийце 25 тысяч долларов. При этом “убрать” известного человека стоило на порядки дороже.

Источник: http://fb.ru/post/history/2019/1/8/46481

Сколько зарабатывали российские бандиты в 90-х

Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

Лихие 90-е годы в России развязали руки криминальному бизнесу. Бандиты не чурались ничего: будь-то торговля наркотиками, рэкет или убийство. Ведь на кону стояли баснословные деньги.

Кто во что горазд

Бандитизм в России расцвел еще в перестроечное время, однако, советские ОПГ были заметно скованы в своих действиях, занимаясь большей частью «крышеванием» подпольных предпринимателей, грабежом прохожих или кражами социального имущества.

В тоже время именно эти группировки стали почвой, взрастившей безжалостных и циничных преступников девяностых. Кто-то из них ляжет в землю, а кто-то выбьется в авторитеты, занимая кресло чиновника, или являясь акционером крупной компании.

Но все же большинство участников ОПГ кормили себя и свои семьи более традиционными способами: «крышеванием», отмыванием денег, мошенничеством, рэкетом, грабежами, сутенерством, заказными убийствами. Ведь и с такого рода бизнеса можно было получать немалые доходы.

Так, «волговская» преступная группировка, одна из крупнейших в стране, созданная уроженцами Тольятти, занималась перепродажей краденых деталей с местного автозавода «ВАЗ». Со временем под контролем ОПГ оказались половина отгрузки автомобилей предприятия и десятки дилерских компаний, с чего «волговские» имели доход свыше 400 млн. долларов в год.

Не менее масштабной была криминальная деятельность «солнцевской» ОПГ.

Ей принадлежал авторынок «Солнцево», треть развлекательных заведений округа, а также услуги такси во Внуково, Шереметьево-2 и на Киевском вокзале.

Одним из источников получения прибыли «солнцевских» был и рынок Горбушка, который они делили с «измайловскими». С одного продавца бандиты получали от 300 до 1000 долларов в месяц.

Низы

Каждая преступная группировка имела строгую иерархию, от которой зависело перераспределение доходов. В низу преступной цепочки обычно находилась молодежная банда.

Ее «пешки» – это старшеклассники 15–16 лет («мальцы»), собиравшие дань со своих сверстников или младших школьников. Это были или поборы за «крышу», или элементарный грабеж.

Ежемесячные «взносы» от каждого школьника в пересчете на современные деньги составляли от 200 до 500 рублей. Себе «мальцы» почти ничего не оставляли, основную сумму они передавали вверх по иерархической цепочке.

Следующим звеном ОПГ были «пацаны», чей возраст колебался от 16 до 25 лет. Это была ударная сила банд, выполнявшая поручения «старших», начиная от «крышевания» школьников и охранных функций, заканчивая торговлей легкой наркотой и уличными побоищами за территорию.

Нередко им доверяли участвовать в рэкете и убийствах. Исходя из слов бывшего участника Бауманской группировки (Москва), один «пацан» ежемесячно приносил ОПГ в районе 4-5 тысяч рублей в перерасчете на нынешние деньги.

У каждой даже небольшой группировки таких поставщиков было от сотни до тысячи.

Выше «пацанов» находились «бригадиры», контролирующие и координирующие деятельность молодежных банд. Их возраст, как правило, составлял от 22 до 30 лет.

Именно они решали кого «крышевать», где грабить и сколько тот или другой член банды будет платить в «общак». В подчинении у «бригадиров» находилось от 50 до 400 «пацанов».

Главари молодежных банд аккумулировали все поступающие средства, себе они оставляли не более 7%, остальное передавали наверх.

Верхи

Основу верхней части ОПГ составляли так называемые «бойцы». Они уже не перечисляли деньги в «общак», а находились на содержании у криминальных «авторитетов». В перерасчете на современные цены в месяц они зарабатывали от 70 до 200 тысяч рублей. Дополнительный доход «бойцы» имели с награбленного имущества: машины, элитная мебель, импортная техника, драгоценности.

Сердцевиной преступных группировок являлась группа из 30-50 человек, которых можно назвать «менеджерами». Именно он занимались планированием всех операций и руководством «бойцов». Нередко «менеджеров» можно было встретить в совете директоров «крышуемых» фирм. По современным меркам их доход составлял 600-800 тысяч рублей в месяц.

Главари банд – «авторитеты» старались держаться в тени. В одной ОПГ их число не превышало 5-7 человек. Как правило, они принимали коллегиальные решения, касавшиеся жизненно важных вопросов деятельности группировки. В карманы «авторитетов» ежемесячно могло попадать до нескольких миллионов долларов, но и платили они за это дорогую цену, так как являлись главной мишенью для конкурирующих банд.

Статьи дохода

Криминальные группировки 90-х зачастую имели несколько главных статей дохода. Первая – это «общак»: средства, которые приносили младшие члены банды. В месяц «набегало» порядка 200 – 800 тысяч долларов. «Общак» преимущественно складывался благодаря средствам, полученным в результате выручки от мелкого вымогательства, кражи или угона автомобиля.

Вторая статья пополнения криминального бюджета – это, как правило, плановые мероприятия ОПГ: рэкет малого и среднего бизнеса, участие в приватизации и акционировании заводов, заказные убийства и ограбления банков. Все это приносило банде от 2 до 5 миллионов долларов в месяц.

Третий источник поступления средств – проституция, торговля наркотиками, оружием и азартные игры. Ежемесячно эта статья дохода давала от 3 до 9 миллионов долларов. Нужно заметить, что сутенерство было не в чести у преступных сообществ. «Позорным» делом занимались или мелкие ОПГ, или те, кто оказался на мели.

Последняя и самая жирная статья дохода – это участие верхушки ОПГ в легальном бизнесе в качестве инвесторов или акционеров, в том числе и создание собственного дела. Чаще всего это рынки, магазины, автосалоны и казино. Размер дохода здесь зависел от масштаба предприятия и мог достигать нескольких десятков миллионов долларов в месяц.

Убийство по найму

Отдельной статьей дохода можно назвать заказные убийства, или, как именует их подполковник уголовного розыска МВД России Игорь Шутов, убийства, совершенные по найму. Чаще всего, по словам, сотрудника МВД, убивали из-за машин, квартир и денег на счету. Однако громкие заказные убийства, как правило, своей целью ставили запугивание или месть.

Расценки за убийство по найму был самые разные.

Так, киллер казанской группировки «Жилка» Алексей Снежинский рассказывал, как к нему обратились «некие серьезные люди», и предложили за 10 тысяч долларов организовать убийство условного «Саши-бандита».

Сам Снежинский выступал в качестве организатора убийства, взяв себе 8 тысяч долларов, исполнителю заплатив 2 тысячи. По словам киллера, за более серьезное дело можно было запросить до 50 тысяч долларов.

В Москве, по заявлениям бывших членов ОПГ, за убийство были самые высокие расценки – в среднем 25 тысяч долларов. Заказать известную «медийную» фигуру стоило гораздо дороже. Так следствие установило, что только аванс за убийство журналистки Анны Политковской (правда, оно было совершено после эпохи 90-х) обошелся заказчику в 150 тысяч долларов.

Источник: https://the-criminal.ru/skolko-zarabatyvali-rossijskie-bandity-v-90-x/

Война воров и бандитов в 90-е: кто победил

Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

Деление произошло по принципам формирования ОПГ и законам их существования – блатные чтили воровской кодекс, «спортсмены» же противопоставляли понятиям беспредел и силу.

Основные отличия

Законники – это представители так называемого старого воровского мира, криминальной общности со сложившимися правилами поведения в преступной среде (понятиями) – условностями, беспрекословно соблюдающимися как на воле, так и в тюрьме.

«Спортсмены» (бандиты) – разновидность криминалитета, зародившаяся и укрепившаяся с начала лихих 90-х.

Название преступного «этноса» говорит само за себя – в эти ОПГ вступали главным образом бывшие титулованные спортсмены или уволенные в запас военнослужащие, милиционеры, другие отставные силовики.

Если воры в законе предпочитали решать спорные вопросы, прежде всего, путем переговоров, то бандиты действовали по принципу «нет человека – нет проблемы» – своих конкурентов они чаще всего ликвидировали или в лучшем случае жестоко «прессовали».

Один из самых ярких примеров поведения «спортсменов» – деятельность Курганской ОПГ, состоявшей почти сплошь из «физкультурников». В 1993 году в конфликте за установление контроля над московским ночным клубом «Арлекино» их киллер Солоник расстрелял одного из лидеров Бауманской ОПГ — вора в законе Глобуса.

Всего же за время своего шестилетнего существования курганские «спортсмены» отправили на тот свет не менее 60 человек.

Войны между блатными и «спортсменами» проходили практически во всех крупных городах России, где было что делить. К примеру, в отечественном центре машиностроения городе Ижевске в 90-е «правильные пацаны» яростно конфликтовали с «бобовыми» – так прозвали ОПГ «спортсменов», возглавляемую братьями Гороховыми.

В борьбе за контроль над обираемыми «коммерсами» блатные в январе 1991 года сначала выкрали Гороха-младшего, потом еще одного «спортсмена».

Ответ «бобовых» стал ярким примером поведения «спортсменов», отличающего их от правильных воров, – «физкультурники» с помощью своей агентуры начали вычислять местонахождение блатных и массово сдавать их милиции.

При обострении противостояния между «спортсменами» и блатными первым нелегко приходилось в зонах и тюрьмах, где чаще всего верховодили воры с понятиями.

«Спортсмен» в отличие от блатного или даже «мужика», как правило, при первой же представившейся возможности шел на сотрудничество с администрацией МЛС, чтобы заслужить условно-досрочное освобождение или смягчение режима.

На «правильной» зоне «спортсмены» старались держаться особняком от остальных, чтобы воры их не порезали.

Раньше можно было разграничить регионы на воровские (Москва) и бандитские (Санкт-Петербург). Теперь эта градация размыта из-за того, что серьезно пошатнулся сам статус вора в законе.

Победили деньги

Как это ни парадоксально, но институт воров в законе в конечном итоге они сами же и дискредитировали. Точнее, это сделала новая формация законников.

Ясность в том, что в борьбе между блатными и «спортсменами» уверенную победу одержали последние, наступила уже к концу 90-х.

По официальным данным МВД России, с 1991-го по 1996-й численность коронованных воров возросла в шесьб раз. Но их авторитет при этом также стремительно падал.

Средний возраст законника сильно помолодел. К примеру, в 1996 году дальневосточный авторитет Джем короновал трех юношей, которым на тот момент не исполнилось и 22 лет. Раньше такого и представить было нельзя. Поступиться воровскими принципами пришлось как раз перед теми самыми «спортсменами», плевавшими на понятия.

Старые воры в законе не шли на убийства и совершение иных тяжких преступлений, а коронованные в 90-х подчас не гнушались ничем.

Статус вора в законе сейчас можно купить, особенно этим грешат выходцы из Грузии. Есть случаи посягательства коронованных воров на общак, что, прежде вообще, каралось смертью.

В 90-х ежегодно по нескольку раз раскороновывали законников из-за отступления тех от воровских традиций.

Институт воров в законе не выдержал испытания деньгами: если у законников старой школы была хоть и преступная, но мораль, основанная на определенном аскетизме, то постепенно поглотившие их безбашенные «спортсмены» имели принципиально иной ориентир – материальное благополучие любой ценой. Новые воры зачастую ведут шикарную жизнь, имеют дворцы и дорогие автомобили, сорят деньгами, не гнушаются прямыми контактами с представителями правоохранительных органов, а по понятиям в старые добрые времена уже за одно это вора могли призвать к ответу и раскороновать.

Читайте так же: Самые известные киллеры 90-х годов

Подписывайтесь и читайте наши лучшие публикации в Яндекс.Дзен. Смотрите красивые фотографии со всех уголков планеты на нашей странице в Instagram

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://mansden.ru/vojna-vorov-i-banditov-v-90-e-kto-pobedil/

«Лихие 90-е»: Самые громкие дела

Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

Тула, пр. Ленина. Дом офицеров вошёл в криминальную историю как место «тульской бойни».

Политический скандал с криминальным душком разразился в июне 1997-го, через три месяца после выборов губернатора Тульской области.

Назначенец Ельцина, первый губернатор региона Николай Севрюгин только сдал кабинет в «белом доме» Василию Стародубцеву — первому избранному тульскому губернатору.

Едва успел прийти в себя после провала избирательной кампании, как оказался за решёткой по обвинению во взятке.

Николай Севрюгин стал первым на постсоветском пространстве подсудимым губернатором области

Факт возбуждения дела «после бала», после утраты высоких полномочий, и тогда, и сейчас воспринимается как самое слабое звено в этой истории. Явно кому-то не хотелось усиливать и без того беспроигрышные позиции Стародубцева, поэтому дали шанс Севрюгину провести выборы.

Известно, что в России победителей не судят, а проиграл — не обессудь.

Впрочем, показательной порки экс-губернатора-коррупционера не получилось: Севрюгин оказался слаб здоровьем, и весь процесс — от ареста в 1997-м до последнего судебного заседания с его участием летом 1999 года — превратился в жалкое зрелище.

За полтора года изоляции из весьма крепкого мужчины Севрюгин превратился в смертельно больного инвалида первой группы.

Не было и эффектного финала с оглашением приговора экс-губернатору: 17 февраля 2000 года судебный процесс был остановлен до улучшения состояния здоровья Севрюгина, при его диагнозе это звучало как «отложен навсегда». А через полгода экс-губернатор попал под амнистию к 55-летию Победы.

Впрочем, приговор по делу Севрюгина всё же прозвучал в Тульском областном суде — 15 апреля 2002 года: на скамье подсудимых были сын Севрюгина — Андрей, обвинённый в пособничестве при передаче взятки, и предприниматель Валерий Федорченко, взяткодатель. Севрюгин до этого момента истины не дожил: умер 26 марта 2002 года.

Фактическая сторона дела Севрюгина весьма проста и очень в духе 90-х. По данным ФСБ, Севрюгин при посредничестве сына Андрея получил $180 тыс. ($30 тыс. был гонорар сына за услуги) от представителя столичного Рострабанка Валерия Федорченко.

За эти деньги Севрюгин включил банк в программу взаимозачётов между тульскими и федеральными властями, а также предприятиями-недоимщиками. Банкиры заработали на взаимозачётах десятки миллиардов рублей.

Такие схемы расчётов и списания долгов без «живых» денег, как «взаимозачёт», были очень популярны в 90-е и помогли спасти немало предприятий от разорения, а работников — от голода. Помню, как мужу в 1998-м вместо зарплаты дали пару мешков гречки.

Один мы пристроили в детский сад, за что нам «зачли» несколько месяцев платы за ребёнка, остальное меняли по килограмму на другие продукты. Рубли тогда особой ценности не имели.

Помимо взятки Севрюгину вменяли также хищение государственного имущества, ещё на $30 тыс. По данным следствия, при возведении загородного дома он покупал на бюджетные средства стройматериалы, а перед тем как передать свой кабинет Стародубцеву, подменил в нём итальянский кожаный гарнитур дешёвой румынской мебелью, а также забрал оттуда напольные часы.

15 апреля 2002 года суд признал Федорченко виновным в даче взяток губернатору Севрюгину и приговорил к штрафу в 100 тысяч рублей, Севрюгин-младший получил три года. Но оба были освобождены от наказания в связи с амнистией к 55-летию Победы.

Четыре трупа в Доме офицеров

18 августа 1997 года вошло в историю как дата дерзкого массового убийства в самом центре города. Белым днём в офисе брокерской фирмы в Доме офицеров на пр. Ленина бандиты расстреляли четырёх человек, милиционера и троих сотрудников офиса, и ушли по главной лестнице, прихватив с собой 115 млн рублей. Преступники настолько были уверены в себе, что пошли на дело даже без масок.

На след бандитов вышли в декабре, после серии разбойных нападений — взяли все 12 человек. Самому молодому участнику группировки не было и 18 лет.

Роману Кочеву было всего 20 лет,

когда он участвовал в зверствах, учинённых дерзкой бандой

Его родные рассказывали, что в банду он попал потому, что «хотел профессионально заниматься футболом, а на бутсы не хватало денег». Ещё один бандит мотивировал своё участие в разбойных нападениях тем, что ему нужны были средства, чтобы откупиться от армии.

Не ушёл от возмездия и главарь — 27-летний Андрей Лебедев.

Андрей Лебедев

В прошлом сотрудник вневедомственной охраны одного из райотделов милиции Тулы, он ушёл из правоохранительных органов в коммерцию из-за низкой зарплаты, а вскоре сколотил банду: вооружённую до зубов, дерзкую и жестокую, в духе «Чёрной кошки». В суде было доказано, что Лебедев лично участвовал в нападении на Дом офицеров, вместе с ним на дело пошли ещё трое — его сожительница и два бандита.

Ирина Данилова

сожительница Лебедева

Лебедев предварительно позвонил в фирму и спросил, может ли он продать акции на 300 млн. Получив утвердительный ответ, бандиты отправились к офису. Лебедев остался в машине ждать сообщников. Они постучали в дверь, сказав милиционеру, что хотят продать акции.

Тот не успел ничего ответить — его убили двумя выстрелами в голову. Перепуганные сотрудники фирмы, увидев бандитов, упали на пол. Налётчикам досталось 115 млн рублей. Все трое сотрудников фирмы — женщина и двое мужчин — были также убиты.

В ноябре 1999 года Лебедев и компания получили длительные сроки по приговору Тульского областного суда.

Роль Сергея Титова, наркомана, была самой жестокой:

расстрелять всех свидетелей и милиционера

Не пройдёт и года, как в этих же стенах будут судить членов ещё одной милицейской банды. Во главе её стоял действующий сотрудник милиции — подполковник, начальник райотдела.

Речь о банде 45-летнего Николая Волкова, возглавлявшего Каменский РОВД. В 80-е он служил начальником Ефремовского ОБХСС, был под следствием по подозрению в получении взятки: при обыске у него был изъят видеомагнитофон, а на сберкнижке оказалась баснословная по советским временам сумма в 30 тыс. рублей.

Но Волков вышел тогда сухим из воды, заявив, что эти деньги ему подарила мама, занимавшаяся торговлей. Дело закрыли, Волков успешно продвигался по карьерной лестнице, став начальником РОВД. В банду кроме него входили двое парней, охранявших его дом в деревне Иноземка, и майор милиции — приятель из Воронежской области.

Они попались на разбойном нападении на ефремовских предпринимателей. Волков лично участвовал в деле.

Рано утром 22 июня 2000 г. в деревне Доробино бандиты остановили «Мерседес», в котором двое предпринимателей ехали в Москву за товаром. Грабители заставили их выйти из машины и расстреляли.

Сержант Дмитрий Желтков

погиб при исполнении служебных обязанностей

Случайными свидетелями убийства стали местные милиционеры. Они тут же сообщили по рации о случившемся и на стареньком «уазике» стали преследовать преступников. Те разъехались на двух машинах в разные стороны, перехватить удалось только одну. К удивлению оперативников, за рулём сидел 45-летний начальник Каменского РОВД Николай Волков.

Вскоре впервые в России начальник районного ОВД был признан виновным в организации банды, на счету которой разбойные нападения и двойное убийство. Волков получил 15 лет лишения свободы.

Виктор Беспалов, в те годы начальник криминальной милиции области:

Виктор Беспалов

Члены банды Лебедева были той ещё публикой: прожжённый наркоман Титов, наркоманка Данилова, несовершеннолетний Козлов, патологически жадный до денег главарь… А преступления-то были ужасными! Дерзкими и безжалостными…

Источник: https://myslo.ru/city/tula/legend/lihie-90-e-samie-gromkie-dela

9 способов реально заработать в

Остаться в живых и заработать: как перегонщики воевали с бандитами в 90-е

Начало девяностых годов принесло в Россию большие перемены, к которым, большинство жителей нашей страны не были готовы, поэтому приходилось браться за любую, самую неожиданную работу. Кто – то ездил на дорогих иномарках и носил золотые цепи и малиновые пиджаки, а кто – то выживал как мог, зарабатывая своими руками и головой.

Ремонт различной бытовой техники

Пожалуй, главная подработка того времени. Развал СССР привел к ликвидации многих НИИ и оборонных предприятий, и большое количество инженеров различной квалификации остались без работы.

К тому же, практически у всех в то время дома были старые ламповые телевизоры, которые периодически выходили из строя. Подобная подработка в то время приносила приличный доход, а количество заказов начало падать только с появлением в магазинах новой техники, и с появлением у населения денег.

В промышленных центрах был распространен «бизнес» по сборке бытовой техники из ворованных на производстве деталей.

Репетиторство, переводы, курсовые, дипломы

Рабочие умственного труда в тот тяжелый период для страны стали не нужны своему государству, и так же как и инженерам, этим категориям граждан приходилось зарабатывать собственным трудом.

Именно в тот период зародился бизнес, связанный с написанием дипломов, курсовых и других трудов для нерадивых студентов.

Особой популярностью пользовались переводчики, владеющие синхронным переводом, так как необходимо было связывать людей в малиновых пиджаках и иностранцев, которые в то время за бесценок скупали страну.

Челночество

Тотальный дефицит в стране привел к появлению первых «челноков», которые везли в страну все, что можно было втридорога продать: дешёвые дублёнки, спортивные костюмы «Абибас» и другая одежда, продукты питания, товары народного потребления и даже туалетную бумаги везли «челноки» на себе.

Обратно везли и доллары, ценное сырьё и товары народного потребления, находившие сбыт за рубежом, тк их цена в СССР была намного ниже, чем цена аналогичных товаров в Европе.

Это касалось, например, и титана, редкоземельных металлов, бытовой электроники (которой по мнению некоторых в СССР не было), и энергоемких в производстве товаров — посуда и тп
Тогда же зародился и бизнес «сэкондхэнд» — контейнерами закупалась подержанная импортная одежда и обувь и после сортировки и приведения в порядок в России продавалась — получше — в магазинах, похуже — на рынках с тряпичных развалов.

Сбор и сдача вторсырья

В основном этом занимались дети и подростки, которые таким незамысловатым способом могли заработать не только свои карманные деньги, но и помочь семье, но и взрослое население не гнушалось заниматься подобной работой, к тому же, для большинства это был единственный способ заработать хоть какие — то деньги.
Срубали даже асфальт с обочин — так называемые «стамесочники».
Сейчас всё это практически — «бизнес» бомжей.

Продажа сувениров иностранцам

Открытая граница способствовала появлению в стране множества иностранцев. Одни приезжали по интересам бизнеса, другие – посмотреть на развалины СССР.

Но одно объединяло эти категории – им можно было продать за валюту любой ширпотреб с символикой Советского Союза, а так же вещи, передающие российской колорит, например, матрешки под хохлому или «пасхальные расписные яйца».

И не важно, что все это изготавливалось в соседнем подвале на коленке.

– аудиопиратство

Заработок тех немногих, кто имел доступ к кассетным и видеомагнитофонам, а также мог изготовить в спешном порядке русифицированные коробки под продукцию.

Вот личный опытом одного человека, который занимался подобным бизнесом в 90х года:
«Ночью мы встречали самолёт. Нам передали мастер-кассету с S-VHS записью фильма в PAL. Он как раз в то время вышел на экраны США и мы получили его „нормальную копию“. Самолёт прилетел примерно три ночи. Мы забрали у пилота кассету S-VHS и повезли её переводчику Гаврилову.

У дома переводчика мы в машине просидели часов шесть. Переводчик работал. Он два раза посмотрел фильм, потом стал переводить. Получив кассету с переводом — это было уже около 8 – 9 утра, мы поехали в офис компании, производящей картонную упаковку. В то время именно там располагались лучшие компьютеры.

Мы сели за ноутбук и вместе с парнем — дизайнером, который на ночь остался и выписал нам пропуска в здание, выбирали крышку, то есть оформление коробки. Выбрали. Уже было утро. Часов девять. Он сделал нам „плёнку“- то есть исходник для печати. После мы уже поехали в типографию на Бауманской — дали в заказ тираж.

Уже через 8 часов мы его получили, и ехали во Фрязино, где у нас были „специально обученные люди“, которые клеили упаковки, пока видеомагнитофоны копировали S-VHS запись. Уже утром в субботу, мы стояли на Горбушке с двумя фургонами, по уши забитыми кассетами к четверговой премьере в США фильма „Скала“.

Это была суббота, а ведь копию фильма мы получили в пятницу ночью. Это было другое время, мы зарабатывали как могли,но фильм „Скала“ мы завезли первыми.»

Но большинство людей «отписывали» единичными копиями, сделанными в домашних условиях на бытовых видеомагнитофонах.
Замечу — им недоступны были и мастер-кассеты с оригиналами, и квалифицированные переводчики, и транскодеры из NTSC в PAL (стандарты телевидения в США (Японии) и Европе).

Продажа сигарет и алкоголя

Обязательный атрибут любого застолья в 90х года – спирт «Royal» и другие алкогольные напитки, производимые на основе этого напитка.

Челноки специализировались на одежде и других вещах, но была другая каста — она работала исключительно с сигаретами и алкоголем, завозя их в страну вагонами и цистернами, которые в дальнейшем продавался гражданами с рук.

На основе Рояля полу-подпольно изготавливали другие напитки — «Амарето» и тп, добавляя в разбавленный спирт ароматизаторы.

Продажа БАДов и прочих «чудесных» средств

Многие помнят такое «чудесное средство» от всех болезней как «Гербалайф». Правда, его бесконтрольное употребление испортило здоровье множеству россиян.

Именно в 90-х сетевой маркетинг стал зарождаться в России. Люди, в стремлении заработать копейки, втюхивали такие вещества родным и близким и «терроризировали» с «агентскими» сумками офисы и жилые дома.

Зарабатывали на этом, конечно, владельцы сетей.

Бандитизм и рэкет

Типичное явление 90х годов. Люди, доведенные до ручки, которым было не на что кормить свою семью, стремились заработать деньги самыми разными способами, в том числе и откровенно противозаконными.

Контрабанда, вымогательство, крышевание, рэкет – обыденные вещи в то время. Именно представители этого мастерства легли стали героями многочисленных фильмов и анекдотов про бритых братков в черных косухах.

Кто-то помнит то время детьми, кто-то сам занимался такими промыслами.
Думаю, было бы интересно прочитать об упущенных в конференции способах заработка в 90-е.)

Благословил!)

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/biznes-klub/kak-zarabatyvali-v-lihie-90-e/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.