Мощный мотор для советских машин: как АЗЛК победил ВАЗ, но из этого ничего не вышло

Моторы для советских машин (АЗЛК и ВАЗ)

Мощный мотор для советских машин: как АЗЛК победил ВАЗ, но из этого ничего не вышло

Почему на советских автомобилях так и не появилось по-настоящему мощного двигателя? Сегодня мы раскопали для вас драматичную историю, полную полёта инженерной мысли, интриг, побед и поражений.

Рассказав о конструкции нового 1,8-литрового двигателя ВАЗ-21179 (изучив блок, головку и фазовращатель и рассмотрев вопросы модельного ряда и форсировки), мы задались вопросом: неужели раньше, ещё при СССР, не было попыток создать мотор с высокой отдачей, который ставился бы на недорогие массовые авто?

Поиски привели нас к экспериментальному семейству ВАЗ-320, -321, -322, -3433, разработка которого действительно служила цели создать для ВАЗовских автомобилей советской эпохи мощный мотор, да ещё с турбодизельной разновидностью. Рабочий объём всей гаммы этих двигателей – тоже 1,8 литра, и некоторые особенности подхода к их конструированию удивительным образом напоминают те, что использовались для мотора ВАЗ-21179 спустя тридцать лет.

Заранее оговоримся, что прямой связи между конструкциями из середины 1980-х и середины 2010-х нет, однако некоторые косвенные взаимосвязи действительно прослеживаются, и это по-своему очень интересный момент.

Но об устройстве тех моторов, которые могли бы в своё время превратить серийную Ниву в заряженного 130-сильного проходимца, мы расскажем в следующий раз. Потому что погрузившись в хронику создания этого семейства моторов, мы обнаружили, что она не так проста. Более того, она полна противоречий.

Изучение этих противоречий и расследование их причин вылилось в отдельную публикацию, которую мы и предлагаем вашему вниманию.

ВАЗ Нива ‘1977–95

История с двигателем 1,8 литра для советского легкового автомобиля середины 1980-х годов – это тема для жесточайших холиваров среди знатоков техники уже на протяжении многих лет. У этих войн два лагеря – ВАЗ и АЗЛК. Особый накал дискуссиям придаёт тот факт, что в них принимают участие многие из тех, кто непосредственно создавал в те годы двигатели.

Казалось бы, это должно, наоборот, способствовать прояснению ситуации, ан нет: двигатель-то в итоге не получился (в смысле – не встал на поток) ни у Волжского автозавода, ни у Автомобильного завода имени ленинского комсомола. Несмотря на прошедшие годы, досада от этого факта никуда не делась, отсюда, надо думать, и эмоциональность в спорах (к счастью, по большей части заочных), которая приводит к взаимным обвинениям, зачастую необоснованным.

Весь сыр-бор заключается в так называемом конкурсе (сейчас бы сказали – тендере), который объявило Министерство автомобильном промышленности. Цель была благая: разработать семейство двигателей объёмом 1,8 литра повышенной мощности для применения на автомобилях АЗЛК, ВАЗ и Ижмаш.

Задание было дано двум группам разработчиков – на ВАЗе и на АЗЛК.

Однако среди ВАЗовских специалистов существует мнение, что конкурс этот возник чуть ли не спонтанно и был спровоцирован тем, что в августе 1986 года завод АЗЛК представил в Москве у стен Кремля свою новую модель М-2141 и на этой презентации с участием членов Правительства и ЦК КПСС крупно погорел: якобы позже в центральной прессе появились разгромные статьи (увы, публикации тех лет уже практически нереально найти) о том, что в новом Москвиче стоит двигатель от старого М-2140, то есть, по сути, от Москвича-412!

На фото: На фото: М-2141, М-2140 и Москвич 412

Так это было или не так – сказать сложно. То есть двигатель-то действительно стоял старый, но вот были ли в действительности статьи (и почему факт старого мотора вскрылся только в прессе, а не сразу на презентации), доподлинно неизвестно. Но из этой истории ВАЗовцы выводят такое продолжение.

Виктор Николаевич Поляков, глава Минавтопрома (и, к слову, бывший генеральный директор ВАЗа) отреагировал на ситуацию с москвичёвским мотором следующим образом: срочно вызвал в Москву Михаила Алексеевича Коржова, главного конструктора двигателей ВАЗа, и предложил разработать новый мотор – чтобы и для себя, и для Москвичей. А руководство АЗЛК каким-то образом узнало про этот визит и в спешном порядке организовало работы по новому двигателю и у себя. Так родился конкурс, в который ВАЗ оказался невольно втянут.

Двигателисты АЗЛК отвечают, что это полная чушь. Что работы по высокоунифицированному семейству бензиновых и дизельных двигателей с рабочим объёмом 1,8-1,9 литра они вели с 1983 года.

Что они заранее знали, что базовые для новой модели М-2141 1,5-литровый УЗАМ-331 (модифицированный М-412) и 1,6-литровый ВАЗ-2106 явно слабоваты по характеристикам.

И что появившийся в сентябре 1986 года приказ Министерства автомобильной промышленности о создании двух групп разработчиков (на АЗЛК и на ВАЗе) явился как бы развитием работ по новому мощному мотору, неким импульсом к дальнейшим разработкам.

На фото: ВАЗ-2106

Как бы то ни было, а на обоих предприятиях действительно практически сразу возникли новые структурные подразделения, занимающиеся новым двигателем, и вобравшие в себя лучших на тот момент инженеров и технологов: Временный конструкторско-технологический коллектив в составе КБПД (Конструкторское бюро поршневых двигателей) на АЗЛК и Временный творческий коллектив (ВТК) на ВАЗе. Они приступили к разработке конструкторской документации и изготовлению первых рабочих экземпляров собственных моторов. Прошло полгода.

Весной 1987 года состоялись сравнительные испытания опытных образцов, и по итогам конкурс выиграл АЗЛК. По поводу этой победы, разумеется, тоже есть два полярных мнения.

ВАЗовцы говорят, что львиную долю работ по разработке семейства двигателей на АЗЛК проделала компания Ricardo (смотрите-ка, те самые англичане, что помогли самому АВТОВАЗу с новым 1,8, но гораздо позже, в середине 2010-х!), с которой московский завод заключил контракт.

А специалисты АЗЛК парируют: Ricardo участвовала не в разработке, а лишь в доводке и технологической проработке, причем гордилась этим своим участием, и более того, так восхищалась получившимися у этих русских двигателями, что предрекала гарантированный сбыт этих моторов в Европе.

Так почему же мы так и не дождались мотора объёмом 1,8 литра от АЗЛК? У ВАЗовцев мнение такое: тот мотор, в отличие от разработанного на ВАЗе, с прекрасными характеристиками и практически готового к производству, был откровенно сырым, и поэтому о нём предпочли поскорее забыть. Мол, только лобби чиновников помогло АЗЛК выиграть конкурс – всё дело в том, что директором московского завода был Валентин Петрович Коломников, член ЦК КПСС.

Представители АЗЛК с такой постановкой вопроса не согласны и отвечают, что конкурс был выигран вчистую, а поставить созданное в КБПД АЗЛК семейство моторов на производство помешал простой факт – распад СССР в 1991 году.

Министерство финансов перестало перечислять средства на строительство производственных мощностей, которые по проекту обеспечивали бы 240 000 двигателей в год, включая 80 000 дизельных. По выделенной кредитной линии на тот момент было освоено чуть больше 57% всех средств.

На балансе АЗЛК образовался долг в размере почти 359 000 000 долларов США, что в значительной степени проливает свет на дальнейшее бедственное положение московского завода и его последующую мучительную кончину.

М.А. Коржов, тот самый, что руководил разработкой двигателей на ВАЗе, так вспоминал о печальных последствиях принятого решения о производстве нового двигателя на АЗЛК: Сегодня памятником этому решению служит невостребованное оборудование на сотни миллионов долларов. У ВАЗовцев же, участников конкурса, осталось от всего этого чувство недоумения и обиды.

Что и говорить, история печальная. Но этот факт – прекращение существования страны под названием Советский Союз – возможно, объясняет в этой истории почти всё. Это может служить неким примиряющим обстоятельством для обоих спорящих сторон.

Ведь сложись ситуация несколько по-иному, вряд ли что-то сильно помешало бы появиться в серии обоим двигателям – и на ВАЗе, и на АЗЛК.

Тем более, что ВАЗовской гамме моторов собственное производство было не нужно – она была задумана так, что могла собираться на уже имеющемся у ВАЗа оборудовании, да и работы по этим моторам ВАЗовцы после поражения в конкурсе не остановили. Но это – тема для следующего рассказа.

Спасибо Аркадию Егорову, Рафу Кабирову и Эдварду Молотову за помощь в подготовке материала. В статье использованы данные книг Высокой мысли пламень (тома 2 и 3, Тольятти, 2004-2008 гг.) и ресурса по истории АЗЛК modeli-azlk.ru.

Источник: https://xn--e1akmbiab6b.xn--p1ai/vaz/motory-dlya-sovetskix-mashin-azlk-i-vaz

Машины СССР которые не вышли в производство

Мощный мотор для советских машин: как АЗЛК победил ВАЗ, но из этого ничего не вышло

Во времена Советского Союза было придумано и разработано множество автомобилей: какие-то из них вошли в серийное производство, какие-то выпускались весьма ограниченным тиражом, какие-то и вовсе стали единственными в своем роде.

Сегодня же все они для нашей истории бесценны, особенно некоторые модели, которые были разработаны не на подобие аналогичной за рубежом, а были созданы, как что-то свое, неповторимое.

Именно об этих ретро автомобилях СССР сейчас и пойдет речь.

Газ-21 «Волга»

Этот автомобиль я назвал первым не случайно, ведь о нем мечтал, не побоюсь этого слова, весь СССР. Именно эта машина выступала синонимом роскоши, благополучия, статусности. Считалось, если кто-то на те времена являлся владельцем «Волги», значит – он был «не простым» человеком.

Сама же 21-ая Волга вышла в серийное производство осенью 1956 года (ее дизайнером выступил Л. Еремеев) и выпускалась в таком неизменном виде 2 года (общий объем выпуска данного авто за эти годы составил чуть более 30 тысяч машин).

Далее несколько месяцев производились «переходные» модели, которые отличались от своих предшественников в большей степени внешне, ну, а с 1959 по 1962 год с конвейера сходила уже вторая серия Газ-21.

Всего было выпущено порядка 140 тысяч машин всех модификаций.

В 1962 году 21-ая Волга вновь претерпела модернизацию, но уже куда более существенную – автомобиль практически полностью изменился внешне и обрел новый, более сильный мотор (в 75 лошадиных сил). Так, вышла в свет последняя, третья версия, которая выпускалась до 1970-го года.

Технические характеристики Газ-21 «Волга»

  • Расход топлива 9 литров на 100 км.
  • Карбюраторный двигатель с рабочим объемом 2432 куб.см. и максимальной силой в 65 лошадиных сил.
  • Максимальная скорость 120 км в час.
  • Задний привод.
  • Дорожный просвет 19 см.
  • Снаряженная масса 1460 кг.
  • Разгон до «сотни» за 34 секунды.

Сегодня этот автомобиль, всех серий, к олдтаймерам (с английского — «старинный, раритетный автомобиль»).

«Москвич-408»

408-ой Москвич также знаком многим. Пожалуй, сложно сегодня найти человека, который не слышал бы фразу, которая стала уже крылатой: «По совету друзей я приобрел автомобиль марки «Москвич». Последняя модель!» (фильм «Бриллиантовая рука»). А ведь в ней идет речь именно о «Москвич-408».

Выпускалась данная модель в кузове универсал и 4-дверный седан в Москве с 1964 по 1975 год, более половины произведенных авто были проданы за границу. И это неудивительно, ведь на то время его отличал стильный и современный дизайн, высокий уровень комфорта и достойная комплектация.

Технические характеристики Москвич 408

  • Максимальная скорость 122 км в час.
  • Разгон до «сотни» за полминуты.
  • Объем топливного бака 46 литров.
  • Двигатель с рабочим объемом 1360 куб.см. и максимальной силой в 50 лошадиных сил.
  • Расход топлива – 8.8 литра на 100 км.

Сегодня данный автомобиль относится к категории классических и является предметом коллекционирования.

Кстати, помимо классического 408-го в Советском Союзе (1964 год) было разработано и выпущено еще 2 экспериментальные машины (до настоящего времени они, к сожалению, не сохранились), именованные «Москвич-408 «Турист» в кузове купе-кабриолет. Однако руководству завода данный прогулочный вариант показался несоответствующим идеям социализма, поэтому в серийное производство данный автомобиль так и не вышел.

ВАЗ-2121 «Нива»

Этот автомобиль был первым безрамным внедорожником во всем мире.

Редкие советские автомобили

Его характеристики и по сей день выступают для многих концернов ориентиром при производстве современных кроссоверов.

Дата выхода в серийное производство – 05.04.1977. Без изменений и дополнений модель производилась до 1993 года. А производимая сегодня Lada 4х4 (ВАЗ-21214) является ее прямым «потомком».

Основные технические характеристики ВАЗ-2121 «Нива»

  • двигатель объемом 1.6 литра и мощностью в 80 лошадиных сил;
  • разгон до 100 км в час за 21 секунду;
  • рекомендуемое топливо – АИ-93;
  • клиренс – 22 см;
  • объем топливного бака – 42 литра.

«УАЗик»

Это, пожалуй, самая уникальная машина советского автопрома. Даже в настоящее время, когда дело касается грязи, она – самая проходимая из всех современных авто, которые только были когда-либо разработаны.

Но вернемся к категории «ретро», сюда включается УАЗ-469, выпущенный в серийное производство в 1972 году и не подвергающийся модернизации на протяжении 13 лет — до 1985 года.

Немного характеристик УАЗ-469

  • Дорожный просвет 22 см.
  • Разгон с 0 до 100 км в час (максимальной его скорости) за 39.2 секунды.
  • Расход топлива 15.6 литра на 100 км.
  • Бензиновый (А72 и А76) двигатель объемом 2.5 литра и максимальной мощностью в 75 лошадиных сил (с 1983 года мотор устанавливался более мощный – в 77 «лошадок»).
  • Пара топливных баков по 39 литров каждый.
  • Возможности перевозки: 7 человек + 100 кг груза либо 2 человека + 600 кг груза.

Конечно, представленные ретро автомобили СССР не единственные.

Даже при огромном желании перечислить их все и охарактеризовать не представляется возможным, поэтому я выбрал те, которые стали легендой отечественного автопрома, то есть, на мой взгляд, самые лучшие из них. Хотя, возможно, у  кого на этот счет немного другое мнение.

/h3Расход топлива – 8.8 литра на 100 км.

Источник: https://motors4x4.ru/mashiny-sssr-kotorye-ne-vyshli-v-proizvodstvo/

Заживо погребённые. Проекты АВТОВАЗа, не пошедшие в серию

Мощный мотор для советских машин: как АЗЛК победил ВАЗ, но из этого ничего не вышло

Если бы АВТОВАЗ не был советским автозаводом, многие из этих машин мы бы увидели на улицах наших городов.

Но стремление инженеров и дизайнеров сделать что-то, отличное от «копейки», слишком часто разбивалось о железобетонную необходимость «дать стране угля»- читай, выполнить план по производству того, что уже идёт по конвейеру.

Смотрим на удачные примеры отечественной инженерной работы, которые постигла неудача в реализации, и думаем над смыслом исконно русских выражений «инициатива наказуема» и «если бы да кабы».

Вообще выражением «если бы» можно было бы ограничить текстовую часть этой публикации, потому что во многих случаях фотографии говорят сами за себя. Мы дополним их лишь кратким описанием, чтобы было понятно о каком проекте и каком времени идёт речь.

Глубокая модернизация “копейки”

Кажется почти невероятным, но первые попытки выскочить за рамки, предложенные итальянцами из Fiat и заданные производством ВАЗ-2101, были сделаны в первой половине 70-х годов.

В 1975 году дизайнер Владислав Пашко создаёт дизайн-проект автомобиля ВАЗ-2101-80, где 80 — это год, когда модель предположительно должна пойти в серию.

Тогда в СССР именно с цифрой «1980» связывались большие надежды простого народа — в этом году в стране должен был наступить коммунизм.

Были задуманы двух- и четырёхдверная модификации. Элементной базой такого автомобиля вполне могла послужить существующая платформа ВАЗ-2101. Для 1980 года машина выглядела очень симпатично, ладный силуэт делал возможным дальнейший рестайлинг.

Но этот автомобиль так никогда и не поехал, дальше пластелиновых макетов в полную величину дело не пошло. Пашко создал ещё множество проектов на АВТОВАЗе, но в серию были запущены не все и далеко не самые яркие.

А в 1980 году вместо наступления коммунизма в СССР прошла Олимпиада.

Первый переднеприводник

Работы над компактным переднеприводным автомобилем начались на ВАЗе задолго до того, как генеральный директор завода В. Н.

Поляков подписал соответствующее распоряжение — в 1968 году, сразу после того, как на конвейер встала «копейка», уже были сделаны первые эскизы! Конечно, вазовские дизейнеры (В. Пашко, Ю.

Данилов) оглядывались на опыт зарубежных коллег: изначальным источником вдохновения был Mini, но реальной “точкой отсчёта” стал другой автомобиль, производимый под дочерней маркой “Фиата” – Autobianchi A112.

С конструкторской точки зрения проект был выполнен, что называется “под ключ”: разработан собственный силовой агрегат с поперечным расположением, выполнена компоновка салона и подкапотного пространства, придуман стильный облик и интерьер… Для советских дизайнеров, привыкших работать в габаритах “Москвичей” и “Волг”, это было серьёзным вызовом.

Машина получила прозвище «Чебурашка» – за казавшиеся тогда большими для таких габаритов 13-дюймовые колёса. Проект “1101” имел несколько воплощений в реальных ходовых прототипах, после чего в 1977 году по указанию свыше был передан на ЗАЗ под именем «Ладога». И только спустя ещё почти десятилетие превратился там в серийный автомобиль «Таврия».

Плавающая «Нива»

После появления серийной «Нивы» военные высоко оценили её внедорожные возможности  и в 1976 году заказали ВАЗу армейский внедорожник-амфибию на её базе.

Авторы проекта начали с того, что изучили все возможные варианты амфибий, отказались от гребного винта и обтекаемого «лодочного» кузова и решили создать автомобиль, который внешне не производил бы впечатление плавающего.

Так и получилось: автомобиль ВАЗ-2122 был с виду обычным армейским джипом, но имел при этом герметичный кузов и мог передвигаться по воде за счёт вращения колёс со скоростью около 5 км/ч. Проект носил название «Река», был секретным, а для отвода глаз именовался как «автомобиль для рыболовов и охотников».

В 1986 году, после десяти лет совершенствования конструкции, проработки всех деталей (включая специфические, вроде десантирования автомобиля с самолёта), нескольких серий экспериментальных образцов, испытаний во всех климатических зонах и получения великолепных результатов в виде готового к производству продукта, оказалось, что у заказчика, Министерства обороны СССР, на запуск этого автомобиля в производство нет денег. По некоторым сведениям, Минобороны ещё и в долгу у завода осталось, причем на немаленькую сумму. Проект был закрыт. Известно о двух сохранившихся экземплярах: один из них находится в вазовском музее, а второй до середины двухтысячных годов использовал в качестве личного автомобиля Валерий Доманский, ведущий конструктор того проекта.

Минивэн 2000 года

После того, как стало понятно, что коммунизма не будет, следующей вехой грядущего стал 2000 год. Многие автопроизводители в 1980-е думали над «автомобилем 2000 года», и группа вазовских дизайнеров (А. Патрушев, С. Чагин, В. Ярцев) не осталась в стороне.

У однообъёмного кузова предполагалось два исполнения: пятидверное (Х-1) и укороченное трёхдверное (Х-2). Визуально машина выглядит крупной, на самом же деле пятидверный вариант близок по габаритам к вазовской «восмёрке» (кстати, на всех извесных фото фигурируют всего лишь макеты в масштабе 1:5, ловко “привязанные” к местности).

От ВАЗ-2108 машина должна была унаследовать и силовой агрегат, а в салоне предусматривались очень широкие возможности трансформации.

У ВАЗа была возможность закрепиться в только зарождающемся сегменте минивэнов, но этот проект оставил после себя только обиходное прозвище «вазовские бананы», пластилиновый макет в натуральную величину и пару остеклённых макетов в масштабе 1:5.

Но хорошую службу вазовцам «бананы» всё же сослужили: говорят, одним из решающих факторов при принятии решения о создании на ВАЗе Научно-технического центра в ходе визита Михаила Горбачёва в 1986 году в Тольятти стал возглас его супруги Раисы Максимовны, которая разглядывала альбом с макетами «бананов», где те выглядели, как реальные автомобили: «Миша, а у нас такой машинки нет!»

Сити-кары «Гном» и «Эльф»

При взгляде на «Гном» и его пляжный вариант «Эльф» создаётся впечатление, что в один прекрасный день за молодыми вазовскими дизайнерами не уследило начальство и они немного нахулиганили. Отчасти так оно и было.

Ведущим конструктором проекта был Николай Таздинов, а автором экстерьера Евгений Лобанов, впоследствии занимавший пост главного дизайнера АВТОВАЗа. Эти двое при участии других молодых специалистов (В. Ковтун, А. Крылов, Ю.

Ларионов) в 1988 году выдали серию первых эскизов и макет городского  автомобиля.

На создание первых опытных экземпляров ушло довольно много времени — в разных источниках называются 1992 и 1993 годы, хотя на изготовление первого абсолютно оригинального кузова потребовалось всего три месяца. Даже сегодня «Гном» соответствует концепции современного сити-кара: длина всего 2.5 метра (!), радиус поворота менее 3.

5 метра, посадочная схема «2+2». Серийная версия с двигателем от «Оки» должна была весить всего 500 кг и уметь разгоняться до 140 км/ч. Кроме того, была задумана и экологически чистая модификация, электромобиль. Проект пробивал себе дорогу с трудом и, к сожалению, не пробил — никто так и не понял, зачем этой стране такие автомобили.

Второе поколение «Оки»

Куда более близким к реальности представлялось продолжение развития идеи «Оки», как городского автомобиля, но и с этим ничего не вышло. Первая попытка была сделана в конце 1990-х, но тогда дело ограничилось пластиковым макетом в натуральную величину (т. н. ВАЗ-1901), который, был, так скажем, «слишком дизайнерским».

А вот более поздний вариант «Оки-2», ВАЗ-1121, зародившийся уже в новом тысячелетии, имел отличные шансы на реализацию. По задумке авторов (всё с тем же Таздиновым во главе), «Ока» должна была, что называется, вырасти — засчёт увеличения габаритов и использования элементной базы ВАЗ-21083 (силовой агрегат, подвеска, рулевое, тормоза), а впоследствии и базы «Калины».

При это цена автомобиля должна была составить беспрецедентно низкие 60 000 рублей.

Появление серии из нескольких образцов ВАЗ-1121, которые выглядели, как готовые к производству, относится к 2003-2004 годам, после чего проект заморозили.

Так совпало, что в 2004 году не стало и Виктора Полякова, первого генерального директора ВАЗа, который был инициатором запуска первой «Оки» и идейным вдохновителем второй…

В 2009 году «эхом» Оки-2 стала «Калина», которую попросту укоротили, лишив задних дверей, но всерьёз этот проект, кажется, никто не воспринял.

Спортивный родстер

Ещё один случай вовремя не задушенного энтузиазма молодой дизайнерской поросли. Наверное, один из ярчайших.

Автор этого проекта — вазовский дизайнер Николай Нужный, который в конце 1990-х прошёл стажировку в знаменитом итальянском кузовном ателье Sbarro и в полной мере реализовал полученные навыки и потенциал на разработке Lada Roadster.

Машину, которая слегка напоминала Audi TT (обратите внимание на фото ниже, там в кадре оба автомобиля) и выглядела просто нереально круто для ВАЗа, показали на Московском автосалоне в 2000 году.

Изюминкой проекта был принцип складывания крыши. Он был оригинален, рационален и прост в освоении: верх из прозрачного пластика, имеющий L-образный профиль, целиком укладывался с помощью сервоприводов на крышку багажника, сохраняя его объём.

В качестве платформы родстера планировали использовать «Калину», до появления которой в серийном производстве на тот момент было ещё 4 года. Наиболее широко известен по публикациям серебристый экземпляр, но встречаются и фотографии ещё одного Lada Roadster, синего цвета (предположительно, это тот же самый автомобиль, но перекрашенный).

Увы, эта яркая машинка стала очередной «перспективной новинкой АВТОВАЗа», лишённой всяческих перспектив — после нескольких автосалонов и выставок о ней забыли.

Новая «классика»

Идея построить нечто новое на платформе, подаренной сотрудничеством с Fiat, возникала на ВАЗе не раз и не два. К ней возвращались снова и снова: от модернизации модели 2103 совместно с Porsche в 1975 году и до собственного вазовского «2107M» в 2002-м.

Да что там, первые варианты «десятки», созданные в середине 80-х, тоже был заднеприводными — и это уже после того, как в производство запустили ВАЗ-2108! При всей своей навязчивости, иногда мешавшей нормальному развитию инженерного центра, у этой идеи могли быть вполне достойные воплощения.

Самым удачным примером использования заднеприводной вазовской платформы является проект «2151», он же «New Classic». Ходовой макет универсала с таким названием был представлен на Московском автосалоне в 2002 году.

Автор дизайна — Михаил Зубков, остроумно обыгравший пропорции и стиль “старых классиков”, универсалов ВАЗ-2102 и -2104.

В прототипе была использована прежняя заднеприводная платформа, но с рядом новых элементов — реечное рулевое управление, передняя подвеска McPherson, двигатель 1.7 литра под нормы Euro 3.

Подросший по всем габаритам кузов был спроектирован на компьютере и просчитан по безопасности. Предполагался полностью новый интерьер, подушки безопасности, ABS и кондиционер. Дальше того ходового макета дело не двинулось. Интересно, что в том же 2002 году на рынок вышел Ford Fusion с очень похожими фарами.

Вазовский С-класс

Проект «С», он же «Силуэт», он же «2116» – это, наверное, самая сильная душевная боль инженеров и дизайнеров АВТОВАЗа.

Идея выпрыгнуть из «коротких штанишек» и создать, наконец автомобиль классом выше, возрождалась и умирала бесчисленное количество раз, некогда начавшись с проекта автомобиля класса D, «3116».

Активная фаза проекта началась в 2005 году, когда на завод пришло новое московское руководство из «Ростехнологий». Планировалось, ни много ни мало, создать новую платформу (впервые со времён ВАЗ-2108!), на основе которой сделать седан, хэтчбек, универсал, кроссовер, спортивную версию…

Были разработаны двигатели объёмом 1.8 литра и мощностью 116 и 122 л.с., новая коробка передач, передняя подвеска с L-образными рычагами, двухрычажная задняя…

Кузов седана 2116 получился одним из самых жёстких на кручение среди мировых аналогов! Особняком стоят спортивное купе и кроссовер на базе «Проекта С» (именно они ввиду яркости облика вызвали, пожалуй, наибольший резонанс), а седан обещал стать настоящим прорывом АВТОВАЗа в С-класс… Но партнёрам из Renault-Nissan такой автомобиль под брендом Lada был совершенно не нужен. Сейчас на главном конвейере в Тольятти выпускается Nissan Almera на растянутой платформе Logan, а единственный уцелевший экземпляр седана Lada-2116 использует в качестве служебного автомобиля Евгений Шмелёв, вице-президент по техническому развитию АВТОВАЗа…

Материал подготовлен на основе сведений и изображений из книги “Высокой мысли пламень”, журнала “Авторевю”, свободных интернет-источников, а также собственной информации автора. Больше фотографий по всем представленным проектам вы можете найти в галерее под этой публикацией.

Источник: http://carobka.ru/publications/articles/lada/15672/

«Жигули» против «Москвича»: чья классика лучше?

Мощный мотор для советских машин: как АЗЛК победил ВАЗ, но из этого ничего не вышло

Грустная дата: ровно 30 лет назад — в июле 1988-го — сняли с производства последний классический «Москвич» модели 2140.

C той поры выросло поколение мальчишек, для которых заднеприводная продукция АЗЛК в лучшем случае воспоминание из детства, в худшем — пустой цифровой индекс. «Шестерке» повезло куда больше.

ВАЗ — 2106 выдержал приход на конвейер стремительного семейства «зубил», пережил трансформацию экономики на рыночный лад и видел конец не только своего соперника, но и крах всего столичного автозавода.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106Откидной задний номер «Москвича» скрывает горловину бензобака, поэтому заправлять машину удобно с любой стороны, а «шестерку» — только справа

«Жигули» отправили на покой в канун 2006 года.

В памяти народной ВАЗ — 2106, несмотря на «криминальное» прозвище «шаха» из блатного жаргона, остался символом советского достатка, высокого статуса, лебединой песней тольяттинской классики. И правда — одно время «шестерка» стоила дороже, чем куда более сложная технически «Нива».

«Москвич» же молва опрокинула на имиджевое дно и чуть ли не предала анафеме. Дескать, кондовый 2140 только для деревни и разбитых проселочных дорог годился. Даже улучшенная версия «Люкс» вазовским машинам вроде как не ровня была.

Финальным гвоздем в крышку гроба стала обидная расшифровка АЗЛК: «автомобиль, заранее лишенный качества»… Неужели «Москвич» так плох?

Узник сырого подземелья и самоход из Якутии

Общего в советских седанах хватает. Оба появились в 1976 году как результат глубокой модернизации более ранних моделей. Имели схожие габариты, массу и заднеприводную компоновку с продольным расположением двигателя. А еще навсегда вошли в летопись своих заводов.

2140 для АЗЛК, а «шестерка» для ВАЗа стали трех- и четырехмиллиоными автомобилями. И к вопросу о престиже. К примеру, аварийная световая сигнализация и полноценный электрообогрев заднего стекла на «Москвиче» появились раньше. Не говоря уже о краске «металлик».

Блестящие цвета с романтичными названиями «Снежная королева», «Страдивари» или «Аллигатор» вазовским, да и вообще советским, машинам тех лет не снились.

Восстановление каждой из машин обошлось в 300 — 350 тысяч рублей. Цена на вторичке за ухоженный экземпляр зависит от жадности продавца и доходит до полумиллиона, а иногда и больше. Причем «Жигули», как правило, дороже «Москвича»

Хотя судьбы героев этого теста стали словно отражением народных стереотипов. О «шестерке» нынешний владелец Александр мечтал с детства. Незакрытый гештальт остался с той поры, когда в семье трудилась вазовская «трешка», а дефицитная и дорогая 2106 была родителям не по карману. Казалось бы, что сложного найти сейчас тольяттинскую классику? Но «живых» машин советского выпуска почти не осталось.

Чуть не сгинула в подземелье и эта белоснежная красавица. В свое время ее притащил из Германии армейский офицер, но что-то у него с «шестеркой» не задалось — автомобиль с детским пробегом 30 тысяч километров поставили гнить в сырой гараж. Когда Александр приехал в Коломну на осмотр, обнаружил заросшее плесенью нечто. Загаженный салон идеально подходил для выращивания картошки.

Она бы там вскоре и сама проросла, но коллекционер разглядел сквозь грязь редкое экспортное исполнение «шестерки» с контрастным черным велюровым салоном, хромированными молдингами по кромкам колесных арок, шильдиками на задних крыльях. Так ВАЗ — 21061 1986 года выпуска отправился на реставрацию. Потребовалось полностью заменить истлевшую электрику, перекрасить кузов и поколдовать над агрегатами.

Изменения на АЗЛК внедряли постепенно. На этой машине 1980 года еще есть черная полоса между фонарями, блестящие колпаки, шильдики на крыльях, форточки в передних дверях, эмблема с кремлевской стеной. Но уже нет сигнальных фонарей на задних стойках

Если за желанные «Жигули» пришлось отдать 40 тысяч рублей, то «Москвич» достался Александру случайно и за спасибо. Убитый временем 2140 имел шансы стать садовой клумбой, хотя сходил с конвейера совсем с другой перспективой.

Судя по заводским табличкам на кузове, седан 1980 года выпуска страстного цвета «Пицунда» тоже предназначался для экспорта, однако вместо заграницы загремел в… Якутию. В славном городе Алдан машину приобрели в семью некогда репрессированного москвича.

В сохранившемся техпаспорте есть отметки даже о покупке покрышек (кто забыл, шины тогда тоже приходилось «доставать»). Отработав в крае вечной мерзлоты, «Москвич» отправился в столичный регион. Своим ходом. И даже доехал, но по месту новой прописки со временем оказался ненужным и почти погиб. 15 лет машина стояла на приколе мятая, с разбитыми стеклами.

В итоге ее хотели просто выбросить. Так к реставраторам попал 2140, на 95% состоящий из оригинальных деталей. Сохранились даже якутские черные номера старого образца. Разве что боковое зеркало временно поставили жигулевское, родное пока найти не удалось.

В таком виде «шестерку» встретишь редко: эмблемы на задних крыльях, хром на кромках колесных арок и фонарях, молдинги на порогах — экспортные версии старались щедро украшать

Физкультура вместо кофе

Так или иначе, этим образцам советской классики повезло — у них началась жизнь после жизни.

Александр оказался настолько уверенным в восстановленных из руин машинах, что разрешил отправиться в рискованное путешествие: без малого три сотни километров в одну сторону по лютой жаре под 30 градусов. Не смутили коллекционера «опасная» дата — пятница, 13-е — и даже пункт назначения.

Место, откуда отечественные раритеты обычно не возвращаются — автомобильный музей под открытым небом Михаила Красинца (о его огромном собрании старины расскажем в отдельном материале).

Москвич — 2140ВАЗ — 2106Из ГДР «шестерка» вернулась с установленной «музыкой». Чтобы не заделывать дырки под динамики в дверях, владелец поставил современную магнитолу под бардачок. Так она меньше бросается в глаза. У «Москвича» радиоприемник оригинальный

Перед стартом — подзабытый ритуал: проверка уровня масла, тосола, натяжения ремней…

Затем вонзаешь в замок слева под рулем тонкое жало будто игрушечного ключа зажигания, вытягиваешь «подсос» — оба движка тихо зашелестели чуть ли не с полоборота. А вот дальше милая ностальгия превращается в утомительную работу. Сонно вырулить из двора, потягивая утренний кофе, на таких машинах не выйдет. Полочки есть, а вот подстаканники тогда считали излишеством.

Кроме того, на месте руль провернуть трудно, червячный рулевой механизм становится податливым только с началом движения — требуется навык. И усилие на «баранках» все равно недетское. Хотя 2140 в этом плане дружелюбнее, даже несмотря на меньший диаметр обода. Но что толку, если физкультурой приходится заниматься на жаре. Когда за окном пекло, хиленький обдув и открытые форточки не спасают.

Кондиционера, разумеется, нет. Так и варишься в собственном соку, рубашку хоть выжимай.

Коробка с угрозой уничтожения

В это время суток Ленинский проспект кажется почти пустым, но лет 35-40 назад так выглядела самая лютая московская «пробка». Поэтому передвигаться на советской классике в современном трафике сложновато. Салонное зеркало маленькое, боковое — всего одно, слева, да и то непанорамное.

При перестроениях вертишь головой, как летчик-истребитель в ожидании заходящего со стороны солнца вражеского самолета. Ведь современные автомобили проворнее наших старичков, появляются словно из ниоткуда.

В обеих машинах выручают лишь тонюсенькие, как спички, стойки кузова: пассивная безопасность на ретро-уровне, зато обзорность аквариумная.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106Алюминиевый москвичевский мотор с чугунными гильзами тяговит и отлично поддается форсировке, но на трассе шумноват. Вазовская «четверка» слабее, зато тише и экономичнее.

На обоих седанах капот открывается вперед

И тут бы отдать победу в городском зачете «Москвичу» за тяговитый уфимский 1,5-литровый мотор УЗАМ-412 (75 л.с.). На первых двух передачах при старте с места 2140 уделывает «шестерку» с «трешечным» движком (1,5 л, 72 л.с.) и более длинной трансмиссией.

Поэтому встраиваться в поток на московском седане проще. Но его подвела как раз коробка передач, а точнее — привод переключения: отвратительная избирательность и огромные ходы. Поначалу с трудом удавалось нащупать третью ступень. Пробовал и с двойным выжимом сцепления включать, и после четвертой…

А оказалось, надо отводить рычаг чуть ли не к правой двери. Но боязно, ведь где-то там притаилась и задняя передача, у которой нет страховки от случайного включения. Чуть ошибся — «Сталинград» в коробке

Теперь понятно, почему на гоночные «Москвичи» зачастую ставили жигулевскую механику. Вот это четкий агрегат! Рычаг здесь тоже неуклюже-длинный, однако ступени втыкаются с первого раза безошибочно, поисковые перемещения минимальные и даже задняя врубается по-человечески — от себя до упора и назад. При этом есть страховка: рычаг надо слегка утопить вниз.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106На обе машины поставили современные покрышки Nokian Nordman SX2 размерности 175/70 R13, что уравняло шансы в ездовых дисциплинах. ВАЗ меньше кренится и рулится однозначнее, зато «Москвич» веселее: сначала сопротивляется повороту, а затем доворачивает на более крутую дугу

За рулем в «Москвиче», пассажиром — в «Жигулях»

На трассе 2106 вырывается вперед — «Жигули» резвее набирают ход и катят заметно легче. «Москвичу» приходится напрягаться, чтобы держать тот же темп. Он ощущается толстячком, у которого к тому же закисли подшипники, и мотор с трудом проворачивает колеса, хотя весят седаны одинаково — около тонны. На «одышку» 2140 намекнула и разница в расходе топлива.

На мерном отрезке маршрута с грунтовками и легким офф-роудом ВАЗ — 2106 кушал по 9,7 л/100 км, а «Москвич» требовал на каждые 100 км на пару литров 92-го бензина больше. Впрочем, не исключено, что агрегатам 2140 действительно надо прикататься. Александр выезжает на нем реже, чем на «шестерке», настройка машины еще не завершена.

Об этом говорит и характерная детонация уфимского мотора под нагрузкой.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106Задний мост «Жигулей» подвешен на пружинах, у 2140 — на рессорах, что породило в народе мнение о более выносливой подвеске «Москвича»

Другое дело, быстрее 100-110 км/ч на любой классике ехать неуютно. Коробки же четырехступенчатые, а на такой скорости двигатели тревожным ревом уже просят пятую. К примеру, тахометр «шестерки» показывал аж 4000 оборотов — куда больше?

На «Москвиче» водителя могут приструнить и пассажиры, поскольку 2140 сильнее болтает на кочках и глубже кренит в поворотах. А еще «Жигули» сзади ощутимо просторнее, прежде всего в плечах. Здесь также чуть больше места для коленей, и задницы, пардон, потеют меньше — черный велюр нагревается, но лучше «дышит».

В спинке даже откидной подлокотник спрятан — роскошь по советским меркам. «Шестерка» вообще машина с претензией. Передняя панель украшена пленкой под дерево, на руле и дверных картах узоры затейливые. Приборная доска, словно поршевский «парад планет» из циферблатов, есть тахометр и часы.

Тотально пластиковый салон «Москвича» на этом фоне прост и скучен.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106С 1976 года компоновка интерьеров ушла далеко вперед. Наши замеры показали, что в салоне советской классики места меньше, чем даже в городском малыше вроде Kia Picanto. Ремни безопасности безвольно висят — инерционные катушки тогда не ставили

Что интересно, водитель пафосного ВАЗ — 2106 утомляется быстрее.

Потому что с эргономикой беда. Огромный руль с тонюсеньким ободом смещен вправо, равно как педальный узел. И колонка закреплена так, что сидишь враскоряку со скрюченной спиной. Впрочем, через эту пыточную камеру прошли все, кому довелось ездить на тольяттинской классике — подробно расписывать мучения не будем. А вот «Москвич» удивил.

На АЗЛК правильно посчитали, что покупатель, терпеливо отстоявший годы в очереди на покупку автомобиля, тоже человек.

Поэтому «баранка» в 2140 не перекрывает приборы, кресло при тех же двух регулировках (продольной и наклона спинки) лучше распределяет нагрузки, а органы управления расположены так, что через сотню-другую километров не возникает потребности выйти и размяться.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106В «шестерке» даже багажник оформлен изящно: «запаска» прикрыта чехлом, топливный бак — пластиком. Зато в «Москвич», по идее, влезет больше

Когда не было кроссоверов

Музей Михаила Красинца в качестве финальной точки мы выбрали в том числе за подъездной путь. Асфальта там нет, только полевые дороги и размытые ливнями уклоны. 2140 поначалу карабкаться по ним отказался: прямо на съезде с трассы стрелка указателя температуры рванула к 110 градусами.

Перегрев? Оказалось, тряска прикончила разъем датчика температуры мотора. Восстановили отломившийся провод быстро, и, к слову, это была единственная поломка за всю поездку. И зря «Москвич» волновался. По пересеченной местности оба седана прошли легко.

Ведь раньше к плохим дорогам машины не адаптировали, а для них создавали изначально. Поэтому по геометрии ВАЗ и АЗЛК покруче иных современных кроссоверов. К примеру, под моторным отсеком и картером заднего моста у советской классики по 18 см.

И все же по рельефу 2140 с короткой коробкой двигался чуть увереннее «Жигулей»: плавно, аккуратно, на второй передаче. «Шестерка» же порой просила перейти на первую.

Москвич — 2140ВАЗ — 2106ВАЗ-2106 быстрее едет, зато «Москвич» увереннее замедляется — тормоза с моноблочными четырехпоршневыми суппортами спереди схватывают плотнее, привод «прозрачнее»

Как видите, «Москвич» оказался совсем не так плох, как о нем принято думать. И здесь бы сказать, что победила дружба, но вмешался неожиданный фактор.

«Шестерку» советского периода люди воспринимают обычными «Жигулями» — ухоженные и что с того? А на давно исчезнувший с дорог 2140 оборачиваются, фотографируют, ведь для многих современников эта машина — символ лихой молодости, которую уже не вернуть. Это показало и народное ание в нашем Инстаграме — «Москвич» выиграл с солидным преимуществом.

Но в погоне за вау-эффектом помните: содержать и тем более восстанавливать 2140 сложнее. Если запчасти еще можно найти на том же знаменитом авторынке в Южном порту, то годную кузовщину подобрать все труднее. Как и выудить из картотеки воспоминаний давние фрагменты.

Поэтому давайте ценить советскую классику хотя бы за то, что управлять машиной многие из нас учились, сидя на отцовских коленях в этих самых «Москвичах» и «Жигулях».

«Шестерок» сделали в пять раз больше, чем «Москвичей — 2140»: четыре с лишним миллиона против 800 тысяч

Редакция «Авто Mail.Ru» благодарит Михаила Красинца за помощь в организации фотосъемки

Источник: https://auto.mail.ru/article/69682-zhiguli_protiv_moskvicha_chya_klassika_luchshe/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.