Мерседесы и не только: иномарки в “скорой помощи” СССР

Амо против мерседесов: какими были первые «скорые помощи»

Мерседесы и не только: иномарки в “скорой помощи” СССР

Опыт первого серийного производства карет «скорой помощи» в СССР относится к середине 20-х годов.

Нетрудно догадаться, что те машины не выдерживали никакой критики — переделанные из итальянских грузовиков, холодные, тряские, маломощные… На счастье особо удачливых больных, параллельно с АМО работали и импортные Мерседесы.

О том, как зарождалась служба «скорой помощи» – в нашем первом материале из серии, посвящённой специальным медицинским автомобилям Советского союза.

Истоки

Служба скорой медицинской помощи в её современном виде зародилась по историческим меркам недавно – в конце XIX века. До этого лечением больных занимались, в основном, семейные и земские врачи. Но росли города и фабрики, а вместе с ними – число несчастных случаев и болезней.

Начиная с 1881 года, в европейских столицах и больших городах Российской империи при различных медицинских учреждениях стали создаваться службы скорой помощи: сначала в Вене, потом в Берлине, потом в Риге. Варшаве, Лодзи, Вильно, Киеве. 28 апреля 1898 года скорая помощь появилась и в Москве. Транспортом служили, конечно же, кареты на конной тяге.

Вскоре появились и автомобили, в первые десятилетия ХХ века, активно вытеснявшие лошадей, и, разумеется, медицинская служба приняла их на вооружение. Но архаичное словосочетание «карета скорой помощи» оказалось на редкость живучим. Оно иногда встречается даже сейчас.

Датой появления первой в мире санитарной машины считается 1 марта 1900 года, когда моторный экипаж появился в распоряжении медиков Нью Йорка.

Но это был не автомобиль, а… электромобиль! В начале ХХ века в разных странах шли активные эксперименты по внедрению электрической тяги на самоходном безрельсовом транспорте.

Электричество тогда ещё казалось серьёзной альтернативой двигателю внутреннего сгорания.

Первые в России

Временем появления первого в России медицинского автомобиля с носилками считается 1907 год. Тогда в Санкт-Петербурге на Международной автомобильной выставке был представлен медицинский автомобиль на шасси ныне здравствующей французской фирмы Renault с русским кузовом фабрики Фрезе, первого в нашей стране автозавода.

Для начала прошлого века это была типичная практика: автомобильная фирма строит только ездящее своим ходом рамное шасси со всеми агрегатами и капотом, а кузов по желанию заказчика изготавливает специальная кузовная фабрика, выросшая из каретной мастерской.

И в России существовал ряд мастерских, строивших кузова на иностранных шасси.

Первая машина скорой помощи в Москве куплена Обществом скорой помощи на пожертвования частных меценатов в 1912 году. Обратите внимание – речь пока шла о единичных или единственных на целый большой город медицинских автомобилях.

Данные о марке шасси точно не установлены, но известен конструктор кузова этой «скорой», врач В.П. Поморцев. Через год свой вариант медицинского кузова представил владелец известной московской каретной фабрики Пётр Петрович Ильин.

Он продолжал старую династию каретников — семейное предприятие основано его предками ещё в 1805 году.

В ХХ веке Ильин не только начал строить кузова, он сотрудничал с европейскими фирмами, продавая их машины и запчасти, даже готовил свою фабрику к производству самих автомобилей.

Его вероятным партнёром, скорее всего, стала бы французская фабрика La Buire. Своей будущей продукции Ильин успел дать марку «Руссо-Бьюир»… Но затем случился большевистский переворот.

В революцию Ильин не погиб и не иммигрировал, а начал сотрудничать с большевиками, и в результате в 20-х остался работать на своём бывшем предприятии директором (по другой информации – главным инженером).

Толчок массовой постройке медицинских кузовов дала, конечно же, Первая мировая война. Для перевозки раненых создавали целые автоколонны. В медицинские машины переоборудовали любой подходящий транспорт: лимузины, грузовики, полугусеничные шасси…

На фото: Санитарная колонна времён Первой мировой

Но вот гражданской службе скорой помощи война и революция нанесли огромный урон. Так, когда в июле 1919 года на Коллегии врачебно-санитарного отдела Московского Совета рабочих депутатов, проходившей под председательством известного врача Н.А. Семашко, было принято решение об организации в столице станции скорой помощи, в распоряжении московских медиков было только две стареньких машины.

На фото: Медицинская машина Первой мировой

Первый блин

Серьёзное возрождение службы началось в Москве в 1923 году, когда её возглавил другой сильный руководитель и известный врач Александр Сергеевич Пучков.

Именно при нём встал вопрос о закупке новых машин скорой помощи с носилками и легковых машин неотложной помощи для разъезда врачей на вызовы.

По имеющейся информации, на нэповские червонцы были куплены машины Mercedes (обратите внимание – ещё без Benz), Adler и FIAT.

На фото: Мерседес и его пациент

В день седьмой годовщины Октябрьской революции по Красной площади прошли первые советские автомобили, которые ждал выпуск крупными сериями, грузовики главного тогда автозавода страны – АМО-Ф15.

1,5-тонная машина, как тогда посчитали, подходила для разных целей, в том числе для скорой помощи.

На АМО был мощный кузовной цех, где спроектировали и построили первый советский автомобиль медицинской службы.

На фото: АМО в скорой

Примерно тогда же для нужд скорой помощи закупили в Германии специальные машины на шасси легкового автомобиля большого класса Mercedes-15/70/150PS. В руках медицинских работников сошлись лицом к лицу отечественный автомобиль и иномарка.

На фото: Мерседес на выезде

Для продукции завода АМО это был настоящий позор. Скорая помощь московской постройки привела в ужас и врачей, и водителей, и больных. Дело в том, что на заводе не внесли никаких изменений в грузовое шасси. Судите сами: честная железная машина, рассчитанная на полторы тонны поклажи, повезла по булыжнику и грунтовкам от силы пять человек – шофёра, врача, фельдшера, санитара и больного.

Какая получилась плавность хода? Правильно, абсолютно недопустимая для медицинского автомобиля! Трясло беспощадно, доставляя пациентам порой невыносимые страдания, а иногда вызывая летальный исход! Кузов не отапливался. Рабочее место водителя оказалось исключительно неудобным.

Руль находился справа (особенность, унаследованная от итальянского прототипа FIAT, на Аппенинах правый руль сохранялся на грузовиках до 60-х годов). А рычаг ручного тормоза стоял… за бортом кабины.

Вероятно, иногда после рабочей смены медикам приходилось оказывать помощь… своему же шофёру! Всё это дополнялось маломощным 35-сильным двигателем…

На этом фоне изделие уважаемой немецкой фирмы, закупленное «Мосздравотделом» казалось сказкой! Да, Mercedes внешне выглядел архаично даже для тех лет. Высокий, как у дореволюционных лимузинов, угловатый кузов, колёса со спицами, открытое с боков рабочее место водителя и переднего пассажира.

Украшали его только стильная облицовка в форме «домика», огромные фары и знаменитая эмблема-звезда. Зато шасси с длинной базой обладало плавностью хода представительского легкового автомобиля и мощным двигателем. В просторном медицинском салоне находилось двое носилок, и он был оснащён двумя отопительными устройствами.

На машине присутствовал даже специальный сигнал.

На фото: Мерседес «Мосздравотдела»

Добротные немецкие двигатель и агрегаты никак не могли «убить» ни наши тогдашние дороги, ни наш бензин, ни наши уровень техобслуживания и качество смазочных материалов. «Мерседесы» прослужили советским медикам едва ли не до начала Великой Отечественной войны при больших суточных пробегах.

Наступают 30-е…

Но НЭП заканчивался, и с ним уходила возможность покупать дорогие иномарки. А начиналась индустриализация, предусматривавшая массовый выпуск советских автомобилей. Отвечавший за закупку лицензии за рубежом председатель «Автотреста» М.Л. Сорокин выбрал для производства в СССР «наиболее дешёвый тип автомобиля» – американский Ford A/AA.

Уже в 1930 году из США пошли машино-комплекты для сборки на московском заводе КИМ и на нижегородском Первом автосборочном заводе в Канавино. Появилось новое шасси для постройки медицинских автомобилей, опять 1,5-тонный грузовик! К счастью, у грузового Ford, в отличие от АМО и будущего ГАЗ-АА, сзади были односкатные колёса.

Именно на базе «советских Фордов» ремонтные предприятия, обслуживавшие медицинские учреждения, начали разрабатывать свои проекты специальных медицинских кузовов. Известны, как минимум, два таких проекта – Московский и Ленинградский.

На фото: Бригада скорой помощи, подчинённая ленградской пожарной команде

Московский вариант даже строили в кузовном цехе завода АМО/ЗИС. Наконец, водитель и пассажир сели в закрытую кабину, хотя и не очень удобную. Чтобы победить недопустимую грузовую «плавность хода», на машины стали устанавливать ящики для балласта – мешков с песком. В силу схожих размеров, эти кузова незаводского происхождения потом достались по наследству советским «полуторкам» ГАЗ-АА.

Но об этом – в следующий раз.

Источник

Источник: https://koleso.temaretik.com/1434012976005516274/amo-protiv-mersedesov-kakimi-byli-pervye-skorye-pomoschi/

История самых необычных санитарных автомобилей СССР

Мерседесы и не только: иномарки в “скорой помощи” СССР
Как долго вы чистите зубы? А сколько минут в день вы тратите на социальные сети? Успеете ли вы завязать галстук за 15 минут? А приготовить омлет?

Среднее время приезда скорой помощи по Москве в 2017 году составило 14 минут, за это время диспетчер успевает обработать заявку, врачи собрать все необходимое, а водитель «домчать» до места происшествия. Пока вы судорожно ищете «Валокордин», бело-красный автомобиль с крестом на борту и мигалкой на крыше под вой сирен «пробирается сквозь толщею непроглядных» московских пробок, доставляя все самое необходимое для спасения вашей жизни.

Первая «скорая помощь на гужевом приводе» появилась в далеком 1898 году по приказу московского обер-полицмейстера. Несмотря на отсутствие двигателя, руля и педалей, такие экипажи обладали идентичной с современными «неотложками» конфигурацией: врач, фельдшер, санитар, медицинские препараты и водитель, в роли которого выступал кучер.

В 1907 году началась эпоха «автомобилизации карет скорой помощи». Первый медицинский автомобиль был создан фабрикой П.А. Фрезе на базе грузовичка Renault. «Кустарное производство» «неотложек» на шасси старых «иномарок» продолжалось вплоть до 1925 года, пока не появилась скорая медицинская помощь АМО Ф-15.

К сожалению, автомобиль не отличался ни плавностью хода, ни надежностью, поэтому вскоре был заменен на Mercedes 15/70/100 PS.

С 1936 по 1954 год за перевозку больных отвечала служба особого назначения под названием «Горэвакопункт», поэтому автомобили службы Скорой Помощи в эти годы попросту «доживали свое на приколе».

ЗИС-110А

Первым автомобилем скорой помощи, созданным после Второй Мировой Войны, стал именно он — большой и комфортный ЗИС 110А. Разработанная при участии руководителя Московской станции скорой помощи А.С. Пучкова и А.М. Нечаева «скорая» вобрала в себе все лучшие качества своих предшественников.

Примечательно, что для удобства погрузки носилок в салон автомобиль превратили в универсал! Задняя дверь багажного отделения открывалась вместе со стеклом, а перегородка и диван были удалены навечно за создание помех при транспортировке больного.

Под капотом массивной «неотложки» располагалась V-образная «восьмерка», мощностью 140 л.с., что обеспечивало феноменальную динамику и сумасшедший расход «горючего», равного 27 л/100 км.

ЗИЛ-118 «Юность»

Специально по заказу Четвертого управления Минздрава ЗИЛ разработал самую вместительную версию «скорой помощи» на базе микроавтобуса «Юность». Автомобиль обладал невероятно стильным дизайном и безграничным «простором» в салоне, что сделало его незаменимым для всех правительственных кортежей, начиная с 1960-х годов.

«Юность» перевозила исключительно «партийных больных». На службе у гражданской санитарной помощи автомобиль никто не состоял. «Изюминкой» стала выдвижная крыша, соединенная с кузовом герметичным матерчатым «рукавом», подобно конструкции, используемой на Volkswagen T2. Данная опция позволяла врачам становиться в салоне во весь рост.

РАФ-3920 «Черный доктор»

В 1973 году на рижском заводе «РАФ» «родился» автомобиль, получивший в народе прозвище «Черный доктор». Универсал, создаваемый на базе «Чайки» 13-ого, а в последствии, и 14-ого поколения, пришел на подмогу «Юности», чей скромный тираж не мог удовлетворить нужды Политбюро.

Из пяти выпущенных «Черных докторов» 14-ой генерации, два были отправлены главе Кубы, Феделю Кастро. Автомобили производились только в черном цвете, за что и получили свое прозвище.

Раф stils

Преемником знаменитого в нашей стране «Рафика» должен был стать именно этот автомобиль с очертаниями, навеянными главной «болезнью» автомобильных дизайнеров той эпохи — биодизайном.

К сожалению, перспективная новинка 1989 года так и не успела обрести «живое» воплощение. Падение СССР привело к краху завода и закрытию проекта. Однако было построено два «пилотных» прототипа, один из которых был переоборудован под нужды «скорой помощи».

БАЗ-3778

В погоне за успехом Mercedes-210 Брянский Автомобильный Завод предпринимает попытку создать собственную «неотложку». Представленный в начале 1990-х фургон обладал независимой передней подвеской и несущим кузовом.

Однако качество сборки произведенных экземпляров настолько «хромало», серийное производство так и не было налажено, что, во многом, и дало путь для развития самого современного российского фургона, построенного на Горьковском Автомобильном Заводе, — Газели.

Источник: http://somanyhorses.ru/istorija-samyh-neobychnyh-sanitarnyh-avtomobilej-sssr/

Иномарки в СССР: родом из Чехословакии

Мерседесы и не только: иномарки в “скорой помощи” СССР

В Совете экономической взаимопомощи существовало условное разделение труда. Скажем, автобусы на всех строили в Венгрии, а полноприводные автомобили повышенной проходимости — в СССР. Хотя государства соцлагеря старались развивать производство разных машин. А уж Чехословакия, которая и до Второй мировой обладала множеством автомобильных заводов, — и подавно.

Воздушные приключения

Удивительные легковые Tatra c двигателями V8 воздушного охлаждения, независимыми подвесками и обтекаемыми кузовами попадали в СССР еще до Великой Отечественной, но в мизерных количествах.

Впрочем, и делали таких автомобилей совсем немного. После войны «Татры» повезли в Союз в качестве трофеев.

Одна из них, модели 87 с трехлитровым 75-сильным воздушником V8 с пробегом меньше 100 км, попала в руки Рэму Всеволодовичу Меркулову — сыну министра госбезопасности.

Tatra 87 1940 года Р.В. Меркулова эксплуатировалась полвека. Эту машину в Москве в советские времена знали все, кто интересовался ретроавтомобилями

Меркулов-младший полвека ездил на этой машине 1940 года выпуска. А тогда, в середине 1940-х, Tatra 87 попалась на глаза бывшей однокласснице Рэма — дочери всесильного генералиссимуса — Светлане Аллилуевой. Необычный автомобиль ей очень понравился.

И вскоре в Москву на самолете привезли черный седан Tatra 87 в подарок вождю всех народов. По одной из версий, случилось это именно потому, что Светлана намекнула о желании получить «Татру» кому-то из приближенных отца. Мало того, Рэм Всеволодович рассказывал, будто Сталин был этим недоволен.

По другой версии, чешские товарищи сами проявили инициативу.

Tatra 87 в послевоенной версии. Такие выпускали до 1950 года и поставляли в СССР. Этот экземпляр долго жил в Латвии, нынче хранится в Рижском мотор-музее

Так или иначе, Светлана некоторое время пользовалась чешской машиной. И не она одна. По разным оценкам в СССР привезли от тридцати до полутора сотен 87-х для высокопоставленных чиновников и военных.

В частности, таким автомобилем владел генерал (позднее — маршал) Еременко. Доказательством, что заднемоторных Tatra 87 в СССР было немало, служат… наши дни.

Чешские седаны попадаются до сих пор — еле живые, а иногда уже и отреставрированные.

Подарок Сталину — кабриолет на базе Tatra T600 — в 1970-е вернулся на родину и после реставрации занял место в музее в Копрживнице

Модель Tatra 87 выпускали до 1950 года. До 1952-го собирали более простую и компактную модель T600 Tatraplan с 4-цилиндровым мотором. Такие автомобили, по некоторым данным, в СССР тоже завозили. Они, пусть и редко, встречались в Москве до конца 1970-х.

Зато практически всё известно о трех автомобилях, привезенных из Чехословакии в 1949-м в подарок на 70-летие Сталина. Не уверен, что юбиляр даже видел эти машины и уж точно никогда на них не ездил.

Среди презентов был элегантный светлый кабриолет, построенный на базе Tatra T600 в единственном экземпляре.

Кроме того, вождю адресовали компактный, но особо отделанный Aero Minor — переднеприводный, с 2-цилиндровым двигателем (концепция довоенных немецких DKW) и кабриолет Skoda 1101 Tudor. О «Шкодах» поговорим ниже, а пока вернемся к «Татрам» с воздушными двигателями.

В СССР встречались седаны Tatra 603 нескольких поколений. Некоторые машины живы до сих пор

Модель Tatra 603, которую выпускали серийно с 1955 по 1975, в странах социалистического лагеря считали представительской. И не без оснований: просторный седан оснащали V-образной «восьмеркой» объемом 2,5 л (позднее — 2,4 л) мощностью 95-105 л.с. В небольших количествах такие машины поставляли и в СССР.

Разумеется, не для частников, а в качестве служебных для начальников среднего ранга. Скажем, ездили на чехословацких седанах некоторые директора институтов Академии наук. Чехословацкие Tatra 603 неоднократно засветились в кинохронике, фиксировавшей московские улицы, и даже в картине Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля».

Там машина мирно стоит у тротуара столичной улицы в ряду «Волг» и вызывает законное любопытство таксиста, направляющегося за папиросами.

Tatra 613 на испытаниях на Дмитровском полигоне

Во второй половине 1970-х в СССР стали приходить и новые Tatra 613. Просторный элегантный седан (дизайн разрабатывали итальянцы) оснащали двигателем V8 рабочим объемом 3,5 л с двумя карбюраторами мощностью 165 л.с.

Автомобили развивали 190 км/ч, и по этому показателю в СССР с «Татрами» могли сравниться только правительственные членовозы и специальные мелкосерийные версии «Волг» с моторами V8 и роторные «Жигули».

Правда, при этом «Татры» слыли довольно капризными, особенно в настройках мотора.

Служебная Tatra 613 на Васильевском спуске в Москве

Машины поступали, прежде всего, в силовые структуры и тоже засветились в нескольких картинах, иногда даже с красными мигалками на крыше. В перестроечные времена «Татры» быстро стали уходить из государственных органов в руки частникам.

Работали 613-е «Татры» и в милиции

Бабушки «Октавий» и дедушки «Йети»

Автомобили Skoda тоже приходили в Союз после войны в качестве трофеев. Помню несколько машин, которые частники эксплуатировали в Москве еще в 1970-х. Легковые (о грузовиках разговор был особый) автомобили этой марки в СССР привозили в мизерных количествах.

Skoda 440 — одна из немногих поставленных в CССР

В заводском архиве сохранились данные: с 1947 по 1955 в СССР отправили 11 автомобилей, в 1956-1959 — 18 машин моделей Skoda 440 и 445, в 1964-1978 — 17 автомобилей. В свободной продаже чешских машин, понятно, не было. Вероятно, это были экземпляры для изучения на наших автозаводах и в НАМИ, а также — подарочные.

Скажем, упоминают седан Skoda 1000 MB, который Брежнев вручил на свадьбу своей дочери Галине. В Млада Болеславе утверждают, что Леониду Ильичу в начале 1970-х отправляли и купе Skoda 110R.

Седан Skoda 100L в начале 1970-х подарили семикратному чемпиону мира по популярным тогда мотогонкам по льду Габдрахману Кадырову, который выступал, разумеется, на чешских мотоциклах Jawa.

Фургонов Skoda 1201 в СССР было довольно много

А вот поставки с завода Skoda в городе Врхлаби были куда многочисленней, чем с предприятий в Млада Болеславе и Квасинах. В СССР остро не хватало фургонов малой грузоподъемности и санитарок. Роль последних до появления «Рафиков» и «Волг» ГАЗ-22 выполняли немногочисленные ЗИС-110 и ГАЗ-12 ЗИМ, а также кареты скорой помощи на шасси ГАЗ-51. Компактные фургоны и вовсе делал лишь МЗМА.

Универсал Skoda 1201 STW в Москве

В 1957-м в СССР стали поставлять фургоны и санитарки (реже встречались универсалы) Skoda 1201 на базе седана 1200. Достаточно вместительные (побольше «Москвича», но чуть меньше «Волги») машины оснащали моторами рабочим объемом 1,2 л мощностью 47 л.с.

Позднее импортировали модернизированную версию Skoda 1202 с передком в стиле модели Octavia. Ежегодные поставки грузопассажирских автомобилей доходили до 3000 штук, а всего с 1957-го по 1968-й в СССР поступило 15 806 экземпляров моделей 1201 и 1202.

Санитарная Skoda 1202. Из таких машин, попавших после списания в руки частников, вынимали все «лишнее» и ездили на них потом десятилетиями

Списанные из автобаз машины уходили, как правило, не на свалку, а в частные руки водителей и слесарей. У бережливых изобретательных владельцев автомобили жили десятилетиями. Всплывают фургоны и универсалы Skoda даже сегодня.

Правда, как правило, в плачевном состоянии, реже — отреставрированные. Ну а уж некогда престижные седаны Tatra нынче и вовсе мечта многих коллекционеров.

Еще бы! Ведь эти машины — артефакты истории двух уже несуществующих стран, ЧССР и СССР.

Семикратный чемпион мира, мотогонщик Г. Кадыров, в подаренной ему Skoda 100L

Источник: https://auto.mail.ru/article/64851-inomarki_v_sssr_rodom_iz_chehoslovakii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.