Лучший пилот среди механиков: чемпионская карьера Грэма Хилла

Гонщик и губернатор. История пилота, сломавшего командную тактику

Лучший пилот среди механиков: чемпионская карьера Грэма Хилла

Взять поул в дебютном Гран-при, перейти дорогу чемпиону, уйти на старте сезона и выиграть выборы? Легко, если вы — Карлос Ройтеман.

Автоспорт в Аргентине всегда был популярен, но в этот раз Гран-при Формулы-1 особенно привлекал зрителей — поул-позицию завоевал Карлос Ройтеман, 29-летний дебютант из числа местных. Так ровно 46 лет назад — 23 января 1972 года — началась карьера Карлоса Ройтемана в «Больших призах».

Он гонялся более 10 лет, выступал в одной команде с Грэмом Хиллом, Ники Лаудой и Марио Андретти и стал лучшим аргентинским пилотом со времён Хуан-Мануэля Фанхио.Дотянуться до чемпионства Ройтеману так и не удалось, однако в истории Формулы-1 он остался как один из самых талантливых пилотов своего поколения, а своих главных побед добился уже после завершения спортивной карьеры.

Рассказываем о Карлосе Ройтемане — известном пилоте Формулы-1 и экс-губернаторе провинции Санта-Фе.

Гонщик Экклстоуна

О Карлосе паддок впервые услышал за год до дебюта — молодой пилот, лишь в прошлом году перебравшийся из родных пенатов в Европу, сходу занял второе место в Формуле-2 и блеснул за рулём старого «Макларена» третьим местом во внезачётном Гран-при Аргентины.

Внимание на Ройтемана обратил Берни Экклстоун, руководитель «Брэбэма», и в сезоне-1972 Карлос стал напарником Грэма Хилла в Формуле-1.

Блестящая квалификация в первой гонке чемпионата сенсацией не завершилась — уже на старте Карлос пропустил Джеки Стюарта, чуть позже откатился на четвёртое место, а вскоре провалился в самый конец пелотона из-за лишнего пит-стопа.

На следующем этапе в ЮАР Ройтеман вообще до финиша не доехал — отказала топливная система, зато через три недели он выиграл внезачётный Гран-при Бразилии, первый в истории «Интерлагоса». Набрать зачётные очки, увы, удалось лишь в предпоследней гонке сезона, но вины пилотов в этом нет — Экклстоун только-только избавился от Рона Торанака, и «Брэбэм» находился в процессе перестройки. Грэм Хилл в том году тоже не смог подняться выше пятого места.

Карлос Ройтеман: Если сдаёшься, то останови машину прямо сейчас, посреди трассы, и катись домой. Если сдался — это конец, ты больше не гонщик.
С приходом Гордона Марри и Херби Блаша дела в “Брэбэме” постепенно пошли на лад.

Уже в 1973-м Ройтеман завоевал подиумы в Ле-Кастелле и Уоткинс-Глен, а на третьем этапе сезона-1974 — Гран-при ЮАР — принёс команде первую за четыре года победу. Под занавес сезона Карлос выиграл ещё две гонки — в Австрии и США, и в паддоке заговорили о том, что именно «Брэбэм» станет главным фаворитом сезона-1975.

И год действительно начался здорово: Ройтеман приехал третьим в Аргентине, а его новый напарник Карлос Пасе победил в Бразилии. Однако затем инициативу перехватили Ники Лауда из «Феррари» и лидер «Макларена» Эмерсон Фиттипальди.

На «Нюрбургринге» Ройтеман завоевал для «Брэбэма» ещё одну победу, но занял в чемпионате лишь третье место, а «Брэбэм» в Кубке конструкторов остался вторым — в 18 очках позади «Феррари».

Экклстоун надеялся, что удастся отыграться в 1976-м — с новыми моторами «Альфа Ромео», но итальянские двигатели оказались слишком тяжёлыми и ненадёжными. В 12 первых гонках Ройтеман лишь трижды добрался до финиша и когда Ники Лауда выбыл из-за аварии в Германии, Карлос договорился с Экклстоуном о расторжении контракта, чтобы заменить австрийского чемпиона в «Феррари».

Худший кошмар чемпионов: история провала «Альфа Ромео»

В Формуле-1 в третий раз появится заводская команда «Альфа Ромео». В предыдущий получилось не очень.

Из «Феррари» в «Лотус»

Мало кто мог в это поверить, но после жуткой аварии и чудовищных ожогов Ники Лауде потребовалось всего полтора месяца, чтобы вернуться за руль — проехав за «Феррари» всего одну гонку, Карлос Ройтеман оказался на скамейке запасных. Но по окончании сезона «Скудерию» покинул Клей Регаццони, и новым напарником Лауды стал Ройтеман.

Поначалу аргетинтинец даже опережал Лауду, а после двух первых гонок выбился в лидеры чемпионата.

Но вскоре стало ясно, что Лауде Карлос не соперник — пока Ники один за другим покорял подиумы, Ройтеман был нестабилен.

Во второй половине сезона на фоне постоянных успехов Лауды, который уверенно шёл ко своему второму титулу, Карлос совсем сник — один-единственный подиум и четвёртое место по итогам сезона.

Тем не менее в «Феррари» не теряли веры в аргентинца, и с уходом Лауды именно он стал новым лидером команды при молодом напарнике Жиле Вильнёве.

Но в 1978 году на трассах господствовали «Лотусы» с «граунд-эффектом», и Ройтеман, несмотря на четыре победы, остался только третьим.

Задерживаться в «Скудерии» Ройтеман не стал — аргентинцу удалось договориться о месте в «Лотусе» на сезон-1979 — казалось, это будет его лучший шанс стать чемпионом.

Фрэнк Уильямс: Почему мне вообще должно быть дело, кто из этих чёртовых гонщиков будет первым? В конце концов, они просто наёмные сотрудники.
Однако, как показало будущее, 1979-й оказался первым годом кризиса «Лотуса».

Колин Чепмен, Мартин Огилви и Тони Радд были уверены, что будущее за «граунд-эффектом», и на свет появился «Лотус» 80 — автомобиль, который по замыслу создателей должен был стать воплощением этой концепции. И днище автомобиля действительно генерировало огромную прижимную силу — настолько большую, что команда всерьёз тестировала конфигурацию вообще без антикрыльев.

Тогда за рулём машины на «Сильверстоуне» работал как раз Ройтеман.

Но тут же стали видны фундаментальные недостатки «граунд-эффекта». На высокой скорости аэродинамика работала превосходно, но на торможениях и в медленных поворотах болид был абсолютно непредсказуем.

Кроме того, стоило лишнему воздуху хотя бы немного попасть под днище на малейшей неровности или бордюре, и машина в буквальном смысле взлетала. «Лотус» 80 оказался настолько плох, что команде пришлось вернуться к прошлогодней 79-й модели, но та уже не могла тягаться с новыми «Феррари» и «Уильямсом».

Компромиссы с жизнью. Какой была Формула-1 70-х?

В широкий прокат выходит фильм “Гонка”, посвящённый дуэли Ханта и Лауды. В связи с этим вспоминаем, в какой атмосфере проходили гонки 70-х.

Последний шанс

В 1980 году Карлос Ройтеман неожиданно перешёл в «Уильямс» и вновь оказался за рулём машины, способной выиграть чемпионат. Новая глава карьеры началась прекрасно: Карлос победил в Монако, завоевал несколько подиумов и вместе с Аланом Джонсом, который стал чемпионом мира, принёс «Уильямсу» первый Кубок конструкторов с рекордными на тот момент 120 очками.

На следующий год Джонс и Ройтеман остались фаворитами первенства — и понимали, что, скорее всего, сражаться за титул будут друг с другом. Первую гонку выиграл Джонс, но во второй — в Бразилии — в лидеры выбился Ройтеман.

В «Уильямсе» считали лидером Джонса и приказали Ройтеману пропустить напарника, но тот проигнорировал распоряжение командного мостика и пересёк линию финиша первым. «Когда я увидел сигнал с пит-уолла, передо мной встала дилемма, — рассказывал впоследствии Карлос. — Я всегда выходил на старт с намерением выиграть, а тут мне говорят: сдайся, отдай победу.

И я сказал себе: если сдаёшься, то останови машину прямо сейчас, посреди трассы, и катись домой в Аргентину. Если сдался — это конец, ты больше не гонщик».Гран-при Бразилии положил начало настоящей вражде между Джонсом и Ройтеманом — чемпион мира посчитал себя преданным и понял, что не может рассчитывать на помощь в борьбе за титул.

Выходкой Ройтемана остались недовольны и в «Уильямсе» — за нарушение контракта Карлоса оштрафовали, однако в боксах с этого момента отношение к гонщикам стало равным, но бороться они стали каждый за себя. В то же время к лидерам подтянулся Нельсон Пике — новый лидер «Брэбэма».

Пике победил в Аргентине, Сан-Марино и Германии и сумел дотянуться до Ройтемана — перед финальной гонкой их разделял всего один балл.Судьба титула решалась в Лас-Вегасе, претендентов на чемпионство осталось трое: Ройтеман, Пике и лидер «Лижье» Жак Лаффит. Джонс к тому моменту лишился даже математических шансов отстоять титул, однако помогать напарнику всё равно не собирался.

Ройтеман и Джонс стартовали с первой линии стартового поля, но вперёд сразу вышел австралиец, в то время как Карлос начал терять позиции. Пике тоже потерял четыре места и откатился на восьмую строчку.

Положение на трассе поначалу устраивало Ройтемана, но уже на третьем круге на его «Уильямсе» выпала четвёртая передача. Темп Карлоса совсем упал, и на 18-м круге его прошёл Пике.

Бороться Ройтеману оставалось только с болидом, но к финишу неисправная машина приехала лишь восьмой. Пике же закончил гонку пятым и вырвал чемпионство с перевесом в один балл. При этом, если бы не проблемы с Гран-при ЮАР, который был не засчитан из-за конфликта FISA и FOCA, Ройтеману, выигравшему ту гонку, хватило бы очков опередить Пике.

На волоске от титула. Как Хэмилтон, Вильнёв и Мэнселл чемпионаты теряли

Авария в Сингапуре может лишить Феттеля титула Ф-1. Вспоминаем фатальные ошибки претендентов на чемпионство.

Возвращение в родной Санта-Фе

Это поражение надломило Ройтемана, и к Формуле-1 аргентинец стал охладевать. «Уильямсу» удалось удержать Карлоса на сезон-1982, и на Гран-при ЮАР он финишировал вторым — это произошло день в день через 10 лет после дебюта в Аргентине.

Однако этот подиум стал для гонщика последним — в апреле разразилсь Фолклендская война, отношения между Аргентиной и Великобританией испортились, и Ройтеман решил, что с «Большими призами» пора завязывать.

Война, впрочем, стала только поводом: «Его сердце больше не принадлежало гонкам», — вспоминал позже Патрик Хэд.

Тремя годами позже Ройтеман выступил на Ралли Аргентины и занял третье место — он до сих пор является единственным пилотом Формулы-1, которому удалось пробиться на подиум этапа WRC, даже Кими Райкконену это оказалось не под силу.

Что же до «Больших призов», то за 10 лет Ройтеман одержал 12 побед и по этому показателю входит в число 25 наиболее успешных пилотов в истории чемпионата мира, опережая таких современников, как Джеймс Хант, Джоди Шектер и Жиль Вильнёв.

Но, пожалуй, главное, чем запомнился Карлос в автоспорте, это его демарш в Бразилии в 1981-м, когда он отстоял своё право бороться с чемпионами на равных. В тот момент он знал, что за свою выходку может лишиться места в лучшей команде чемпионата, но даже в таких условиях не был согласен добровольно стать вторым.

В конце года Ройтеман пытался помириться с Джонсом, но тот не стал слушать. Зато своим поступком Карлос умудрился задеть самого Фрэнка Уильямса.

«Тогда на этот счёт было много шума, но, если честно, мне всё это казалось скучным, — вспоминал много лет спустя вражду своих пилотов основатель „Уильямса“.

— Пока команда набирает очки, меня не волнует, кто именно их приносит. Почему мне вообще должно быть дело, кто из этих чёртовых гонщиков будет первым? В конце концов, они просто наёмные сотрудники».

Ройтеман с Деймоном Хиллом на Гран-при Аргентины – 1995

Reuters

В 2016 году учёные Шеффилдского института методологии опубликовали работу «Формула успеха: многоуровневый анализ эффективности пилота и конструктора, 1950-2014», в которой с помощью различных математических моделей попытались вычислить лучших гонщиков Формулы-1, независимо от скорости машин, на которых они выступали. Согласно выводам учёных, лучшим пилотом в истории «Больших призов» был Хуан-Мануэль Фанхио, за ним следуют Ален Прост и Михаэль Шумахер. 27-е место в этом рейтинге занял Карлос Ройтеман, он, например, выше Даниэля Риккардо, Кими Райкконена и Нико Росберга.

За 10 лет Ройтеман одержал 12 побед и по этому показателю входит в число 25 наиболее успешных пилотов в истории чемпионата мира.

Тем не менее главные успехи ждали Ройтемана после Формулы-1.

Хустисиалистская партия Аргентины выдвинула популярного спортсмена на пост губернатора провинции Санта-Фе и тот успешно выиграл выборы 1990 года, а в 1998-м переизбрался на эту должность во второй раз.

В роли губернатора Ройтеман проявил себя отличным стратегом, а в годы экономического кризиса, результатом которого стали массовые беспорядки и досрочная отставка президента Фернандо де ла Руа, умудрился удержать Санта-Фе на плаву.

Многие хотели, чтобы Ройтеман выставил свою кандидатуру на выборах нового президента, но тот отказался. Вместо этого Ройтеман победил на выборах в Национальный сенат, в котором и заседает до сих пор — после двух переизбраний его мандат действителен до 2021 года.

Источник: https://m.championat.com/article/sport/auto/3325135/

Аналитик рассчитал рейтинги всех пилотов «Формулы-1» в истории. Есть сюрпризы

Лучший пилот среди механиков: чемпионская карьера Грэма Хилла

По принципу из шахмат.

У фанатов автоспорта есть вечная тема для споров и фантазий: каждый любитель Гран-при со стажем просто мечтал бы сравнить славных гонщиков прошлого с действующими пилотами.

Время от времени университеты и ученые представляют разные способы решения задачи — и недавно американский компьютерный аналитик и разработчик соответствующего программного обеспечения Джастин Мур из Виргинии придумал собственный способ сравнения настоящего «Формулы-1» с ее прошлым.

Какая модель легла в основу исследования

Если по-простому, он взял принципы формирования рейтинга ФИДЕ для шахматистов в виде системы Эло и применил ее для всех официальных гонок «Формулы-1» в истории. Логика адаптировалась таким образом: если пилот занимал второе место из 15-ти финишировавших, то считалось, что он сыграл со счетом 13-1 — выиграл у 13 соперников и проиграл еще одному.

Сходы Мур приравнял к неучастию в гонке — пусть такой подход фактически оставил безнаказанными серийных крашеров, но также исключил любые несправедливые занижения рейтинга из-за ненадежности машин, не имеющих отношения к уровню пилотажа. Еще из-под удара ушли жертвы ситуации, не провоцировавшие аварии. Для баланса Мур добавил в систему расчета результаты квалификаций — так он смог на равных посчитать способности и аккуратных гонщиков, и хронических «аварийщиков».

Как же вычисляется рейтинг Эло? Сперва находится математическое ожидание количества очков, которые может набрать каждый гонщик (до заезда) — оно равно сумме вероятности выигрыша, рассчитываемое из действующих рейтингов всех соперников. Отличие от шахматной системы заключалось лишь в большем количестве данных из-за числа оппонентов в «матче» и в отсутствии матожидания ничьих (потому как в автоспорте их не бывает).

Далее новый рейтинг рассчитывался путем вычитания матожидания победы из реального числа набранных очков (1 — за победу, 0 — за поражение), умножение на «коэффициент сложности» (24 для всех сессий новичкам, 16 для квалификаций и 12 для гонок опытным пилотам) и прибавления к предыдущему показателю.

Дебютировавшим в «Ф-1» присваивался рейтинг в 1300, и благодаря повышенному коэффициенту они имели возможность быстрее набрать или потерять позиции в зависимости от своего выступления. В сезон 1950 года (первый в истории чемпионата мира) 24-кратное «плечо» не получил никто, поскольку все гонщики были в равных условиях.

Лучший по стабильности

Таблица формировалась путем вычисления среднего рейтинга за лучший пятилетний период в карьере гонщика — а потому сверхвысокие всплески в другие года никак на итоговом результате не сказались.

Лучший в истории по пику карьеры

Лучшими пилотами по самым впечатляющим в хронологическом порядке были: Джузеппе Фарина, Хуан-Мануэль Фанхио, Альберто Аскари, Ники Лауда, Марио Андретти, Айртон Сенна и Найджел Мэнселл, Его перфоманс 1992-го не превзойден до сих пор.

Эпичные соперничества прошлого

Хуан-Мануэль Фанхио против Альберто Аскари

По сути итальянский чемпион 1952-1953 годов был единственным серьезным соперником аргентинской легенды: даже первый победитель «Ф-1» в истории Нино Фарина выиграл свой титул в противостоянии с Фанхио лишь из-за сходов последнего.

В первые сезоны и Альберто ничего не мог противопоставить Хуану-Мануэлю из-за команды: будущий пятикратный чемпион выступал за «Альфа Ромео» с господдержкой и получал лучшие машины.

После ухода туринцев из гонок и вынужденного годового простоя Фанхио Аскари наконец получил достойную «Феррари» и вступил в свой пик, однако лучший сезон миланец провел в 53-м после возвращения аргентинца с «Мазератти». Тогда Альберто в честной борьбе одолел главного соперника и установил таки не побитую Хуаном-Мануэлем за всю последующую карьеру рейтинговую планку.

После второго титула Аскари польстился на деньги «Лянчи» и ушел из «Феррари», но остался без нормальной машины до самой своей смерти в 1955-м.

Судя по рейтингам пилотов, Фанихо во многом обязан пятью титулами именно этому опрометчивому решению: у аргентинца так и не появилось конкурентов.

Его стабильность не оставляла шансов пелотону, и после завершения легендарной карьеры «Формула-1» не видела схожего по уровню гонщика еще семь лет.

Грэм Хилл против Джима Кларка

Обладатель «Тройной короны автоспорта» начал намного лучше шотландца, гонявшего всю карьеру за «Лотус».

Однако к концу 1962 года (победного для Хилла) Кларк уже превзошел соперника и был выше по рейтингу почти во все моменты оставшейся карьеры вплоть до своей смерти.

По абсолютным значениям Грэм не попал в число самых талантливых пилотов — в лучшие годы он брал стабильностью, но ничего не мог поделать против Джима на своем пике.

Ники Лауда против Джеймса Ханта

По сути австриец был быстрее соперника — особенно в первый сезон за «Феррари», ставший лучшим по рейтингу.

Больше Андреас Николас не добирался до тех же показателей даже в чемпионские годы — и этим как раз и воспользовался Джеймс, локальный пик которого в первой половине 1976-го совпал со значениями Лауды.

Что интересно, после трагической аварии соперника на Нюрбургринге падение формы пережил и англичанин — так что по сути он и правда победил только из-за двух пропущенных пилотом «Феррари» Гран-при.

Однако после завоевания титула Хант сдал далеко не сразу, как принято считать: к концу 1977-го он даже серьезно превосходил по скорости Лауду и демонстрировал лучший пилотаж в карьере. Но его пыл часто приводил к поломкам и авариям, так что восемь сходов превзошли шесть поулов, и очередное чемпионство уплыло в Австрию несмотря на снизившийся рейтинг соперника.

Айртон Сенна против Алена Проста

После перехода Волшебника в «Лотус» он почти на каждом отрезке карьеры превосходил Профессора — даже в 1989 году, когда титул завоевал именно француз.

В том сезоне Айртон оформил шесть сходов и еще однажды был дисквалифицирован, оставив модели Эло для расчета почти полностью состоявший из побед чемпионат.

Ален в свою очередь сошел всего трижды и в целом набирал очки стабильнее, потому и завоевал титул. Именно таким способом Прост по большей части и противостоял Сенне.

Мика Хаккинен против Михаэля Шумахера

Немец превосходил финна по рейтингу и выступлениям на протяжении почти всей совместной карьеры.

Мика побеждал соперника лишь с 1998-го по начало 2000-го, причем не только благодаря пику собственной формы — как раз в те годы Шуми немного сдал даже относительно своего уровня из 1993-го.

Однако сражения с Хаккиненом закалили Красного Барона, и после восстановления от травмы в 2000-м он выдал мощнейший четырехлетний период, совпавший с безальтернативным доминированием «Феррари».

Что интересно, если кривая изменений рейтинга финна достаточно сильно гуляла год от года вплоть до 98-го, то немец с 1994-го по 2004-й стабильно удерживал примерно одинаковый высокий уровень лишь с небольшими спадами. Может, в абсолютных цифрах его карьера оказалась и не лучшей, но столь длительной ровной рейтинговой серии нет больше ни у кого в истории «Ф-1».

В 2005-м же Шумахер испытал еще один серьезный спад до показателей среднего пилота (1500), чем и воспользовался Алонсо.

Льюис Хэмилтон против Нико Росберга

Как бы англичанин ни твердил о достижении наивысшего уровня в 2017-м, его рейтинг твердит об обратном: лучшие сезоны самого татуированного чемпиона в истории «Ф-1» пришлись именно на моменты ожесточенного соперничества с товарищем по «Мерседесу».

Именно такой вывод легко делается из динамики изменений рейтингов обоих пилотов: Хэмилтон превзошел свои пики из 2007-2008-х (борьба с Алонсо и Массой) и 2012-го (сражения с Баттоном, Феттелем и Уэббером) в 2014-м — причем показатели Росберга оказались выше несмотря на проигрыш титула.

В 2016-м же ситуация оказалась зеркальной: уже Льюис превзошел Нико на 5 очков, но уступил тому звание чемпиона.

После ухода немца англичанин так и не вернул себе и прежние высокие рейтинги.

Льюис Хэмилтон против Себастьяна Феттеля

По большому счету, эти двое на равных боролись только в 2012-м, первой половине 2013-го и на старте прошлого сезона. Причем во второй половине 2017-го Феттель по большей части превосходил соперника, но удачно проведенная середина сезона и решила исход титула в пользу Хэмилтона.

Интересная статистика

– Пик карьеры Ральфа Шумахера завесил на рейтинг в 2078 — до уровня брата он не добрался, но вполне заслуженно может зваться «топ-пилотом».

– Култхард стал лучшим пилотом в истории, не завоевавшим чемпионского титула.

– Американец Марио Андретти с пиком в 2279 фактически являлся лучшим пилотом «Ф-1» до 1989 года, пока его рейтинг не превзошли показатели Айртона Сенны.

– Сыновья династических чемпионов Дэймон Хилл (2339) и Нико Росберг (2275) оценены выше отцов Грэма (2047) и Кеке (1987).

– Жак Вильнев (2286) тоже на пике карьеры превзошел своего отца Жиля (2084). Макса Ферстаппена (2052) и вовсе не сравнить с отцом Йосом (1698).

– Даниил Квят с пиком в 1761 провел большую часть карьеры с рейтингом выше 1500 (средний пилот за всю историю по данной методике) и 1300 (присваиваемое всем новичкам значение), что доказывает постулат «Квят — добротный, но не топовый пилот уровнем выше среднего». У пришедшего на смену уфимцу в «Ред Булл» Макса Ферстаппена уже пройден пик в 2052, а Даниэля Риккардо пик и вовсе зарегистрирован на уровне 2058.

– Пик карьеры нынешнего консультанта «Ред Булл» Гельмута Марко составил 1412.

– У Виталия Петрова пик рейтинга оказался на уровне 1770 — все-таки он оказался лучше Квята.

– Самый низкорейтинговый чемпион в истории «Ф-1» – Дэнни Халм. Его пик составил 1894. Далее следуют Майк Хоторн (1963) и Кеке Росберг (1987).

– Пиковые рейтинги действующих пилотов (помимо уже упомянутых): Нико Хюлькенберг — 1796, Карлос Сайнс — 1683, Кевин Магнуссен — 1788, Серхио Перес — 1792, Эстебан Окон — 1726, Стоффель Вандорн — 1572, Ланс Стролл — 1526, Маркус Эрикссон — 1469, Ромен Грожан — 1953.

– Худший пилот в истории — Нараин Картикеян. График именно его кривой опускается ниже всех.

– Пиковый рейтинг Пастора Мальдонадо — 1845. Он больше, чем у Такумы Сато (1812).

Можно ли верить системе Мура?

Если судить объективно, то для рейтинга Эло болид и гонщик совершенно неделимы, а значит, показатели рассчитывались не только для условного Найджела Мэнселла, но и для условного сверхдоминировавшего болида «Уильямс FW14В.

Помня о данной «фиче», можно заметить многие «подтягивания» пилотов до более высокого уровня вроде лучшего сезона Риккардо Патрезе (2200 в 1992-м в 38 лет). Фактически имеет смысл говорить о рейтинге симбиоза пилота с машиной.

С другой стороны, метод Мура все равно позволяет сравнить уровни разных сезонов по степени конкурентности. Например, 80-90-е года получились лучшими по этому показателю, что и вылилось в умопомрачительный рейтинг Мэнселла из-за разгрома кучи высокоуровневых пилотов.

Следовательно данные рейтинги передают достаточно объективную картину сравнения, потому как разные машины разных поколений требовали особых навыков, актуальных для своего времени. Сталкивать лбами разные промежутки истории без поправок на обстоятельства свершений было бы несправедливо — и данная система позволяет этого избежать.

Источник – fivethirtyeight.com

Gettyimages.ru/Bongarts, Mike Hewitt/Allsport, Evening Standard, Mark Thompson, Howard Boylan, Pascal Rondeau/ALLSPORT; globallookpress.com/Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com, Grand Prix Photo/CS, imago sportfotodienst

Источник: https://by.tribuna.com/tribuna/blogs/pitstop/1727926.html

Росберг: победа ради капитуляции

Лучший пилот среди механиков: чемпионская карьера Грэма Хилла

Признаюсь, идея этого материала родилась у меня еще в АбуДаби, когда Росберг только пересек линию финиша финального Гран-при сезона, оформив второй в истории семьи чемпионский титул. О грядущей отставке Нико никто, кроме него самого, тогда еще не знал. Но когда чемпионская капитуляция Росберга стала реальностью, этот анализ оказался даже более актуальным.

В Формуле-1, как, наверное, и в любом другом виде спорта, было три типа чемпионов: одни становятся лучшими благодаря своим талантам и стремлениям, другие, и их превосходство не вызывает сомнений, способны выиграть чемпионат не благодаря, а даже вопреки  сторонним обстоятельствам и техническому превосходству конкурентов, и наконец, третьим для победы в чемпионате впридачу к собственным усилиям требуются еще режим наибольшего благоприятствования и изрядная доля везения.

На протяжении почти трех с половиной десятилетий слабейшим чемпионом мира в истории гонок Гран-при считался отец Нико — Кейо Росберг, выигравший мировое первенство 1982 года за рулем Williams, победив всего в одной гонке сезона.

Правда, применительно к столь технически сложному и непостоянному с точки зрения регламента чемпионату, как Ф-1, сухие цифры «голы/очки/секунды» не всегда являются определяющими факторами для аналитики. Росбергмладший, к примеру, в отличие от отца, стал чемпионом мира 2016 г.

, выиграв 9 гонок (больше Гран-при за один сезон в истории Ф-1 собирали лишь трое: Шумахер и Феттель по два раза да трижды Хэмилтон, в том числе и в проигранном британцем чемпионате-2016).

Тем не менее, даже несмотря на 9 своих викторий, Росберг-младший по праву может претендовать на то, чтобы разделить с отцом сомнительные лавры одного из слабейших чемпионов мира в истории гонок Гран-при. И поспешная отставка Нико лишь усиливает это впечатление.

На протяжении трех последних лет у Нико были лучший автомобиль чемпионата и по сути единственный соперник в борьбе за титул — его партнер по Mercedes Льюис Хэмилтон. Но лишь в этом году, с третьей попытки, Росберг смог одолеть англичанина. Позвольте, 2:1 в пользу Льюиса — счет не такой уж и разгромный, скажут поклонники немца.

Так-то оно так, вот только вся беда в том, что ключевым фактором в чемпионстве немецкого финна в 2016-м стал не столько его личный талант, сколько весенняя расслабленность Хэмилтона и целая череда технических неполадок, обрушившихся на трехкратного чемпиона мира по ходу минувшего сезона.

И даже в этих условиях Нико едва не упустил титул в финальной гонке в Абу-Даби.

С тех пор как в мае Льюис вернул себе былую форму и мотивацию, он играл «первым номером», заставляя Нико постоянно догонять и обороняться. Именно эта адская психологическая нагрузка второй половины чемпионского сезона и вымотала Росберга, подтолкнув его в итоге к мгновенной отставке после завоевания титула.

Росберг-младший, как и его отец, никогда не относился к числу пилотов, которые способны выигрывать гонки (не говоря уже о чемпионатах) не благодаря, а вопреки обстоятельствам. За 11 лет в Ф-1 Нико 204 раза выходил на старт и выиграл 23 Больших приза.

21 из них — стартуя с первого ряда, еще 2 — с третьей стартовой позиции. Ни одной победы при старте из-за пределов первой тройки, ни одного эпического прорыва на подиум, о котором болельщики вспоминали бы потом десятилетиями…

А сколько таких подвигов было в карьерах его современников — Шумахера, Алонсо, Хэмилтона, Феттеля, даже юного Ферстаппена?!

Впрочем, Нико и сам, похоже, сознает, что, несмотря на долгожданную победу в чемпионате мира-2016, по уровню пилотажа в современной Ф-1 есть сразу 4–5 пилотов, которые при прочих равных условиях однозначно превосходят его на трассе.

На то, чтобы победить лишь одного из них, единственного, обладавшего столь же быстрой машиной, Нико потребовалось три года и идеальное стечение обстоятельств. Вероятность того, что звезды вновь сложатся столь же замысловато, озарив ему путь ко второму титулу, стремится к нулю.

Думается, именно это и осознание собственного бесилия и подтолкнули Росберга к решению об отставке.

Является ли победная капитуляция Нико Росберга демонстрацией его силы или слабости? Несмотря на красивые речи о том, «сколько смелости нужно, чтобы остановиться, будучи на вершине карьеры», ответ очевиден…

Куда больше смелости Нико требовалось, чтобы продолжать бороться. Именно этой смелости ему в итоге и не хватило для защиты титула.

Теперь же после своей скороспелой отставки Нико Росберг, как и его отец, вероятно, навсегда останется в когорте слабейших чемпионов мира Формулы-1.

Чтобы не быть голословными, мы постарались проанализировать историю Королевской Формулы и назвать имена сильнейших и слабейших чемпионов каждого десятилетия гонок Гран-при, убедившись, что две позиции в этом рейтинге прочно принадлежат семье Росбергов.

1950-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: ХУАНМАНУЭЛЬ ФАНХИО. ЧЕМПИОН МИРА 1951, 1954, 1955, 1956, 1957 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: МАЙК ХОТОРН. ЧЕМПИОН МИРА 1958 г.

Первое десятилетие в истории Формулы-1 получилось весьма однозначным. Половину титулов — 5 из 10 увез в Аргентину великий Хуан-Мануэль Фанхио, так что вопрос о сильнейшем гонщике десятилетия даже не стоял.

Что же до слабейшего из чемпионов 1950-х, а помимо Маэстро чемпионами мира в это десятилетие становились лишь Нино Фарина, Альберто Аскари (дважды), Майк Хоторн и Джек Брэбэм, то тут сомнительную «пальму первенства» все-таки следует отдать Хоторну.

Чемпионат мира 1958 года талантливый британец выиграл, одержав лишь одну победу (как позднее и Росберг-старший), в то время как финишировавшие следом Мосс и Брукс выиграли 4 и 3 гонки соответственно.

Увы, доказать что невыразительная победа в сезоне 1958 года была лишь началом, Хоторну было не суждено: в январе 1959-го 29-летний британец погиб за рулем Jaguar в дорожной аварии.

1960-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: ДЖИМ КЛАРК. ЧЕМПИОН МИРА 1963, 1965 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: ДЕННИ ХАЛМ. ЧЕМПИОН МИРА 1967 г.

1960-е годы подарили миру Формулы-1 шесть новых чемпионов мира: Джима Кларка и Грэма Хилла, завоевавших по два титула, Фила Хилла, Джона Сертиза, Денни Халма и Джеки Стюарта, а также принесли еще два титула австралийцу Джеку Брэбэму, ставшему вторым после Фанхио трехкратным чемпионом мира.

Несмотря на такое разнообразие великих чемпионов, однозначно лучшим гонщиком десятилетия, не столько по числу титулов, сколько по харизме и уровню пилотажа, стал Летучий шотландец Джим Кларк, увы, разбившийся в самом расцвете карьеры в гонке Формулы-2 в Хоккенхайме в 1968 году.

Что же до слабейшего, то тут, пожалуй, «лучшим» следует признать новозеландца Денни Халма, первенствовавшего в чемпионате 1967 года лишь с двумя победами благодаря собственной стабильности и постоянным поломкам Lotus Кларка.

Шотландец завоевал 4 из 6 Гран-при, в которых увидел клетчатый флаг, и ни разу в сезоне-1967 не финишировал позади Халма!Но этого оказалось недостаточно…

1970-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: НИКИ ЛАУДА. ЧЕМПИОН МИРА 1975, 1977, 1984 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: МАРИО АНДРЕТТИ. ЧЕМПИОН МИРА 1978 г.

Пожалуй, впервые с момента зарождения чемпионатов мира Ф-1 назвать имя лучшего пилота десятилетия оказалось не так просто. Сразу три пилота — Джеки Стюарт, Эмерсон Фиттипальди и Ники Лауда сумели выиграть в 1970-х по два чемпионата мира, причем шотландец стал третьим в истории Ф-1 трехкратным чемпионом мира.

Однако Стюарт покинул Ф-1 уже в конце 1973-го после трагической гибели на тренировке в Уоткинс-Глене его друга и партнера по Tyrrell Франсуа Севера. После отставки Джеки главной звездой десятилетия стал Лауда.

Лишь знаменитая авария на Нюрбургринге в 1976-м не позволила австрийцу сделать чемпионский хет-трик уже в 1970-х.

По одному титулу записали на свой счет Йохен Риндт (посмертно), Джеймс Хант, Марио Андретти и Джоди Шектер. Из этой четверки слабейшим, наверное, было чемпионство американца.

Да, Андретти выиграл в 1978-м 6 гонок, но сделал он это за рулем революционного «автомобиля-крыла» Lotus 78/79.

По сути, единственным конкурентом Марио в борьбе за титул был его партнер по команде швед Ронни Петерсон, умерший от травм после аварии на старте Гран-при Италии’78 в Монце.

1980-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: АЛЕН ПРОСТ. ЧЕМПИОН МИРА 1985, 1986, 1989, 1993 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: КЕКЕ РОСБЕРГ. ЧЕМПИОН МИРА 1982 г.

Впервые в истории Формулы-1 сразу два пилота — Ален Прост и Нельсон Пике смогли завоевать в рамках одного десятилетия по три чемпионских титула. Также третью победу в чемпионате мира оформил и вернувшийся в Формулу-1 Ники Лауда. Однако, несмотря на равенство в титулах, француз все-таки смотрелся гораздо ярче бразильца.

Выиграв в 1980-х почти в два раза больше гонок (39 против 20), Профессор стал однозначно самым успешным пилотом десятилетия. Что же до слабейшего чемпиона мира 1980-х, то и тут все оказалось весьма прозрачно. Помимо Лауды, Проста и Пике, титулами в этом десятилетии отметились также Алан Джонс, Кейо Росберг и Айртон Сенна.

И Росберг-старший, конечно же, вне конкуренции в «схватке за титул» слабейшего чемпиона 1980-х. Мировое первенство 1982 года финский швед выиграл, отметившись победой лишь в одной гонке. Более того, на момент чемпионства Кейо это и вовсе был единственный Большой приз на его счету.

Никто и никогда не становился чемпионом мира, имея в активе всего одну победу в Гран-при за карьеру…

В 1982 году это стало возможным главным образом благодаря трагедии и драме в Ferrari: весной в Зольдере погиб лидер Scuderia Жиль Вильнев, а в августе в Хоккенхайме переломал себе ноги лидировавший в чемпионате мира второй пилот Ferrari Дидье Пирони. В итоге Росберг просто оказался единственным из остальных, кому до конца сезона удалось догнать и обогнать француза.

1990-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: АЙРТОН СЕННА. ЧЕМПИОН МИРА 1988, 1990, 1991 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: ДЭМОН ХИЛЛ. ЧЕМПИОН МИРА 1996 г.

1990-е годы оказались одним из самых неоднозначных десятилетий в истории Формулы-1. С одной стороны, именно 1990-е подарили Ф-1 будущего семикратного чемпиона мира, Солнечного мальчика Михаэля Шумахера, с другой — они же забрали у нас Волшебника Айртона Сенну. Именно на начало 1990-х пришелся расцвет карьеры великого бразильца.

В 1991-м, несмотря на техническое превосходство Williams Мэнселла, Сенна сумел вырвать у британца свой третий титул, став одним из немногих в Ф-1, кому удалось выиграть чемпионат мира вопреки техническому превосходству конкурентов.

Затем на протяжении двух лет, опять же вопреки гигантскому отставанию McLaren, он как истинный Волшебник продолжал выигрывать гонки и творить настоящие чудеса. Помимо Сенны, двумя титулами в 1990-е отметились Михаэль Шумахер и Мика Хаккинен, по одному записали на свой счет Найджел Мэнселл, Ален Прост, Дэмон Хилл и Жак Вильнев.

Именно сын двукратного чемпиона мира Грэма Хилла, пожалуй, был слабейшим в этом квартете. Учитывая, что практически на протяжении всей карьеры в Ф-1 в его распоряжении были великолепные тогда Williams Эдриана Ньюи, Хилл проиграл в итоге куда больше, нежели выиграл.

2000-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: МИХАЭЛЬ ШУМАХЕР. ЧЕМПИОН МИРА 1994, 1995, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: ДЖЕНСОН БАТТОН. ЧЕМПИОН МИРА 2009 г.

Переродившись из Солнечного мальчика в Красного барона из Маранелло, Михаэль Шумахер на целую пятилетку узурпировал чемпионскую корону, сняв все вопросы о лучшем гонщике десятилетия. Лишь во второй половине десятилетия Фернандо Алонсо (дважды), Кими Райкконен, Льюис Хэмилтон и Дженсон Баттон смогли прервать на время немецкую гегемонию в Ф-1 в преддверии «эпохи Феттеля».

Пожалуй, наименее впечатляющим получился титул Баттона, ставший возможным в основном благодаря доминированию Brown GP с ее двойными диффузорами в первой половине чемпионата-2009. Выиграв 6 из 7 первых гонок сезона, в 10 оставшихся Гран-при Дженсон не смог победить ни разу, лишь дважды поднявшись на подиум. Однако запаса, созданного весной, британцу вполне хватило для титула.

2010-е

СИЛЬНЕЙШИЙ: СЕБАСТЬЯН ФЕТТЕЛЬ. ЧЕМПИОН МИРА 2010, 2011, 2012, 2013 гг.

СЛАБЕЙШИЙ: НИКО РОСБЕРГ. ЧЕМПИОН МИРА 2016 г.

Новое десятилетие ознаменовалось очередным немецким доминированием: по примеру Шумахера начала 2000-х, теперь уже Себастьян Феттель выигрывал один чемпионат мира за другим.

Лишь после четырех титулов Себа Льюис Хэмилтон с началом гибридной эры сумел прервать победный марш немца, взяв два чемпионата мира подряд.

На этом фоне вымученная победа Нико Росберга, несмотря на все подарки судьбы, даже в свой чемпионский сезон выигравшего на одну гонку меньше напарника, выглядит не слишком эффектно.

Примечание: поскольку история Чемпионатов мира началась в 1950 г., в этом анализе мы несколько отошли от чисто календарной модели, считая десятилетия не от «первого» года до «десятого», а от «нулевого» до «девятого»: 1950—1959, 1960–1969 и т.д.

Источник: http://5koleso.ru/articles/sport/rosberg-pobeda-radi-kapitulyacii

Тройная корона автоспорта: полузабытый триумф. Монако, Ле-Ман и Инди-500

Лучший пилот среди механиков: чемпионская карьера Грэма Хилла

2 декабря 2013 (02:02) / просмотров: 1196

Несравненно-обожаемый коллективом сайта formula-2.ru Хуан-Пабло Монтойя побеждал и в Монако, и в Индианаполисе, но никогда не стартовал в Ле-Мане.

Сможет ли кто-либо повторить достижение Грэма Хилла и стать победителем в трёх величайших автоспортивных событиях мира? Гран-при Монако Формулы 1, американская “500 миль Индианаполиса” и суточный марафон “24 часа Ле-Мана”  – легендарные гонки, победить в каждой из которых – большое достижение. Мы думаем, что вряд ли кто-то способен на это. Почему?

А каково вообще высшее достижение в истории автомобильных гонок? Семь чемпионских титулов Михаэля Шумахера? Девять титулов раллиста Себастьяна Лёба? Столько же мототитулов у Валентино Росси?

Все эти невероятные рекорды вряд ли будут побиты когда-либо, даже несмотря на усилия Феттеля в Формуле 1.

Впрочем, здесь всё проще: когда-нибудь, по исторической вероятности, кто-либо, конечно, да… наверное… посмотрим, что загадывать-то? А по нашему мнению, “Тройная корона автоспорта” больше не достанется никому.

Это настолько редкое и серьёзное достижение, что даже любители автоспорта не всегда знают о нём, и частенько воспринимают лишь в качестве курьёза и совпадения.

Три великих автомобильных гонки

11 июня 1973 года Грэхем Хилл пересёк финишную черту, выиграв самую известную гонку на выносливость – “24 часа Ле-Мана”. Впрочем, в отличие от других гонщиков до него, у Грэма Хилла на счету были и победы в Гран-при Монако. Да не одна, а целых пять. Кроме того, Грэм побеждал ещё и в 500 милях Индианаполиса.

Гоночное сообщество называет эти гонки “Тройной короной автоспорта”. Но до сих пор достижение Хилла так и остаётся рекордным: никто больше не примерял на себя эту неофициальную, неосязаемую, но такую роскошную корону.

Конечно, в эпоху Хилла-старшего расписание гонок Формулы 1 не отдавало такой ересью и адовой спешкой, как сегодня. Ныне и Ле-Ман, и Инди-500 часто проходят в один уик-энд с Формулой 1.

Эра Грэма Хилла была тем временем, когда многие звёзды Формулы 1 принимали участие в пятисотмильной американской гонке. Среди них были и Джим Кларк, и Джеки Стюарт. Несмотря на это, следующий гонщик, победивший и в Инди, и в Монако, сделал это спустя аж 40 лет после Хилла.

Год от года популярность гонки в Индианаполисе росла, а в начале 90х, когда в серию Индикар пришёл действующий чемпион Ф1 Найджел Мэнселл, событие и вовсе стало рекордным. Настолько возросла его популярность, что FIA задумывалась даже о том, чтобы вновь включить овальные гонки в календарь Формулы 1.

Мэнселл близко подошёл к тому, чтобы выиграть и Гран-при Монако, и Инди-500, но так и не смог выпить шампанского ни тут, ни там. Несмотря на это, ему покорились титулы чемпиона и в ИндиКаре, и в Формуле 1.

В 1996 американская “формульная” серия разделилась на две части: ИндиКар и ЧампКар.

И хотя в недавние годы эти серии воссоединились вновь, гонки с открытыми колёсами в Америке так и не набрали былой популярности.

Впрочем, Индианаполис-500 до сих пор привлекает больше зрителей, чем любое гоночное событие и в Великобритании, и во всей Европе, даже если местный пилот побеждает в домашнем Гран-при.

В наши дни боссы топ-команд Формулы 1 редко засматриваются в сторону IndyCar в поисках топ-пилотов. Да, был четырёхкратный “индикарец” Себастьян Бурдэ, но приглашали его лишь в скромную Toro Rosso. Вряд ли в ближайшее время мы увидим победителя Инди-500 в пелетоне Формулы 1.

Несмотря на то, что Марко Андретти пока не покорилась ни одна из великих гонок, внук легендарного Марио Андретти (и, кстати, покорителя двух третей от Большой Короны) мог бы побороться за продолжение семейной династии.

Он несколько раз выходил на старт Инди-500, и в дебютном сезоне едва не выиграл “старую Кирпичницу”. Что ж, у молодого Андретти до сих пор есть шанс записать “500 миль Индианаполиса” в блокнот с личными достижениями.

А ещё этот парень время от времени выходит на старт 24 часов Ле-Мана, где когда-то блистал его дед. Как знать, не станет ли он однажды полноправным преемником Марио?

Монтойя и Вильнёв

Эти двое популярнейших в Формуле 1 гонщиков были последними на данный момент топ-пилотами, которые добивались успеха по обе стороны Атлантики. Жак Вильнёв и Хуан-Пабло Монтойя оба выиграли Инди-500, а затем успешно продолжили карьеру и в Формуле 1.

Вильнёву покорился титул чемпиона Ф1 спустя всего 2 года после его победы в Indy 500. В 2008 канадец участвовал в 24 часах Ле-Мана, где финишировал вторым.

Хуан-Пабло Монтойя – единственный из активных ныне пилотов, который потенциально может покорить “Тройную корону автоспорта”.

Две из трёх гонок уже в его активе: была победа в Инди-500 в 2000 году, а в 2004 колумбийцу рукоплескало всё княжество Монако.

Пока что Хуан-Пабло не показывал особого интереса к знаменитой 24-часовой гонке в Ле-Мане, хотя несколько раз побеждал в американском суточном марафоне схожего класса – “24 часа Дайтоны”.

Похоже, что современные гонщики не грезят о повторении достижения Грэма Хилла. Они предпочитают отдавать все усилия одной-единственной серии.

Другие разновидности “тройной короны автоспорта”

Существует ещё одно схожее достижение. Среди гонок на выносливость особенно престижными считаются 12 часов Себринга, 24 часа Дайтоны и 24 часа Ле-Мана.

В Формуле 1 такого достижения нет, как такового.

Однако если спросить пилота Ф1 о трёх важнейших мечтах в его карьере, то, вероятно, ответ будет таким: победить в Гран-при Монако, выиграть домашнюю гонку, а ещё – титул чемпиона мира.

Совсем недавно это достижение покорялось Фернандо Алонсо, Льюису Хэмильтону, Михаэлю Шумахеру и Себастьяну Феттелю. Правда, разумеется, не у всех пилотов Ф1 есть “домашняя” трасса.

Сможет ли ещё кто-либо повторить рекорд Грэма Хилла? Сейчас сама мысль о гонщике, способном победить всех на узеньких улочках Монако, сражаться на запредельных скоростях в Индианаполисе и выдержать суточную дистанцию Ле-Мана кажется романтической мечтой для болельщиков. Но ведь романтика, бывает, стучится и в суровые сердца пилотов!

Да и достижение-то прелесть как красиво! Любой, кто повторить достижение Хилла сегодня  и возьмёт “Тройную корону автогонок” будет сразу же назван одним из лучших гонщиков всех времён.

Источник: http://formula-2.ru/trojnaya-korona-avtosporta-poluzabytyj-triumf-monako-le-man-i-indi-500

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.