История одной нелюбви: почему в СССР не были популярны дизели

История одной нелюбви: почему в СССР не были популярны дизели

История одной нелюбви: почему в СССР не были популярны дизели

Если самую малость вдуматься, какой-нибудь обычный по меркам 1970-х Газон или ЗИЛ-130 может показаться нам, сегодняшним, настоящим чудовищем: их огромные V-образные 8-цилиндровые моторы питались бензином! Самые массовые грузовики Союза пожирали это недешевое топливо в невероятных количествах – почему же было не оснастить их дизелями? У многих из вас уже готов ответ – но не спешите его озвучить. Не все так просто…

До самого начала 1980-х годов в Советcком Союзе ездили преимущественно на бензине.

Нет, отечественные дизели конечно были, и неплохие, но ими оснащали только тяжелые грузовики МАЗ (грузоподъемность 7-8 т) и КрАЗ (12 т), позднее – КамАЗ (8 т) и БелАЗ (от 27 т).

Были еще замечательные междугородные автобусы ЗИЛ-127, но весь остальной парк – как сказали бы теперь, коммерческой техники – питался бензином. Почему так?

Плюсы и полюсы

Допустим, с легковушками все ясно – не так уж много они требовали бензина, если брать это количество в масштабах одной шестой части суши. Как минимум поэтому отсутствие дизельных Москвичей, Побед и Волг не вызывает удивления. Но прочий транспорт – автобусы всех типов, легкие и средние грузовики – также вполне могли бы быть дизельными.

Насос-форсунка в головке дизеля ЯАЗ-204

Однако для начала давайте вспомним, чем дизель лучше бензинового мотора

  • более высокая надежность и долговечность, обусловленные особенностями конструкции;
  • высокая экономичность – аппетит дизелей уже в прошлом веке был ниже на 25-40% по сравнению с карбюраторными моторами;
  • дешевое топливо. Себестоимость ДТ в условиях советской экономики была на 30% ниже, чем основного для 1960–70-х гг. бензина А-76;
  • низкие выбросы окиси углерода, окислов азота, углеводородов;
  • тягово-скоростные характеристики, выгодные для грузовиков, и в особенности – при их эксплуатации с прицепами.

Однако у дизелей всегда было немало минусов (часть из которых, кстати, актуальна и по сей день)

  • высокая себестоимость двигателя;
  • повышенные требования к качеству (чистоте) топлива;
  • сложности с пуском при низкой температуре;
  • необходимость в специализированном сервисе;
  • большая масса двигателя.

Дизели и дизтопливо в ХХ веке боялись морозов

Конечно, в условиях реалий СССР (и его неплановой экономики в первую очередь) частью недостатков и достоинств можно было пренебречь. Но оставшиеся плюсы смогли перевесить минусы только к середине 1970-х годов, когда в Союзе всерьез заговорили о массовой дизелизации автопарка. Но это тема отдельного разговора, а пока отступим еще на пару десятков лет раньше – в 1950-е.

Статьи

Если вы читаете мои обзоры техники на вторичном рынке, то заметили, что в начале двухтысячных у BMW и Mercedes были отличные дизельные V8, а потом вдруг рабочий объем дизелей резко уменьшился до…

75611 12 23 17.12.2015

Дизели в СССР с самого начала – то есть, с 1930-х годов – уважали за экономичность. По этой причине их даже пытались ставить на самолеты (бомбардировщики дальнего действия). Но со временем фактор расхода топлива стал менее актуальным, поскольку в послевоенные годы горючее в СССР перестало быть дефицитом.

Однако пусть вам не кажется, что в нефтедобывающей стране это обстоятельство совсем перестали принимать во внимание. Может быть, лишних литров, вылетевших в выхлопную трубу, Союзу было и не жаль, но в таком огромном государстве имел значение фактор логистики: во многие регионы топливо было сложно доставлять.

Так что снабженцы готовы были полюбить дизель за один только скромный аппетит.

Еще один аргумент за – конструктивная простота (не путать с простотой технологической). Ведь у дизеля не было системы зажигания – пожалуй, главного провокатора неисправностей бензинок. Так что безотказность уже тогда была в активе дизеля, хотя и не без оговорок, о которых упомянем ниже.

Текущее обслуживание по объему работ более простым было у дизельных машин. Вместо возни с массой настроек грузового карбюратора и приборами системы зажигания дизелисты должны были только отладить насос-форсунки.

Наконец, еще одно важное, хоть и не ключевое достоинство мотора на тяжелом топливе – более высокий крутящий момент.

Это очень важно для грузовиков, в первую очередь тяжелого класса: с таким мотором груженая машина меньше перенапрягается при трогании с места, при движении на подъем.

Советские конструкторы старались использовать данное преимущество по максимуму – например, все наши карьерные самосвалы были дизельными.

Кто против?

Но мы должны посмотреть правде в глаза: дизели той поры сами по себе не были столь хороши. Одно из главных преимуществ перед бензиновыми агрегатами – больший ресурс – в эпоху МАЗ-200 и ЗИЛ-150, оказывается, начисто отсутствовало. И дизельному МАЗу, и бензиновому ЗИЛу производители отмеряли по 105 тыс. км пробега до первого капремонта.

Простейший метод контроля правильности распыла ДТ насос-форсункой

Да, объем сервисных работ у дизелей был меньше, но для его осуществления требовалось специальное оборудование – стенды для проверки и отладки форсунок и насосов. Этот нюанс сводил сервисный минимализм дизеля к нулю: в первом попавшемся медвежьем углу такое спецоборудование не сыщешь.

И эксплуатационникам приходилось возить с собой эти стенды по городам и весям, по таежным просекам и ледовым зимникам – везде, где народное хозяйство использовало ЯАЗы, МАЗы и КрАЗы.

[attention type=red]
Да, стенд для проверки форсунок входил даже в комплектацию первых ПАРМов – передвижных авторемонтных мастерских, обслуживавших технику на зимних трассах Крайнего Севера.
[/attention]

Кстати, о Севере и о морозах в целом. Многие из нас должны помнить, как мучились зимой со своими дизелями владельцы старых иномарок, завезенных в страну в 1990-е годы.

А представьте себе, каково было эксплуатировать в морозы дизели поколения 1950-х годов? Во-первых, даже зимнее дизтопливо той поры при минус 18-20 С теряло способность к нормальному прокачиванию через приборы питания. А при дальнейшем понижении температуры из-за выпадения парафинистых отложений полностью утрачивало текучесть.

А во-вторых, даже оставшись жидким, топливо, охлажденное до минус 30 С, настолько запаздывало с моментом воспламенения в цилиндрах, что, не успев загореться, вылетало через клапаны в атмосферу.

Конечно, в теплом цилиндре, где температура была выше минус тридцати, картина получалась более благоприятной, но чтобы запустить холодный мотор, солярку приходилось нагревать до плюс 30-40 С. И так – каждое утро, а кое-где – и после каждой остановки на обеденный перерыв.

А чтобы солярка не замерзала на борту автомобиля во время движения, грузовики приходилось оборудовать подогревом топливных баков, а также утеплять их по специально разработанным методикам.

Одним словом, похоже, что низкая морозостойкость дизеля была решающим обстоятельством для страны, где 60% автомобилей свыше пяти месяцев в году работало в условиях низких температур.

Не менее весомым скорее всего был еще один аргумент против: чувствительность дизелей к чистоте топлива. И дело тут не столько в технической отсталости отечественной службы ГСМ в 1950-1960-е годы, сколько в объективной реальности СССР с его огромными расстояниями.

Статьи / История

Парадокс Севера в том, что именно на самый суровый период – зиму – там приходится наибольшая активность автотранспортных перевозок. Во всяком случае, если говорить о 1950-60-х годах, про которые мы как раз решили…

41565 7 0 15.01.2017

Постараемся объяснить. Откровенно примитивные дизели середины прошлого века, как и нынешние Common Rail, не любили грязной солярки – распылители их форсунок повреждались мельчайшими механическими частицами.

А их в советском дизтопливе можно было ожидать всегда.

Причем чем дальше в глубинку – тем больше вероятность встретить грязную солярку, поскольку при транспортировке на дальние расстояния любое топливо многократно перегружалось, пополняясь попутно влагой и механическими примесями.

Вообще-то для устранения примесей топливо полагалось фильтровать, а главное – отстаивать в течение 10 дней после слива в емкости АЗС. Но на самом деле просто оставить цистерну в покое на десяток дней было мало.

Советские ученые даже проводили специальные исследования и выяснили, что количество механических частиц в разных слоях солярки варьируется в значительных пределах в зависимости от того, сколько времени топливо уже отстаивается.

Мельчайшие частицы примесей, оказывается, организованно перемещаются в цистерне по своему усмотрению – как вверх, так и вниз! Например, в нижних слоях мусора больше всего бывает на шестые и девятые сутки отстоя, в другие дни они снова поднимаются наверх.

И вот именно на шестой и девятый день работники АЗС должны были вычищать содержимое фильтров-отстойников, чтобы привести дизтопливо к нужным кондициям чистоты. Добавьте к этим календарным вариациям необходимость зимой перед сливами и заправками разогревать солярку – и вы поймете, почему переводить весь грузовой автопарк на дизели в СССР никто не спешил.

Загрязненность ДТ меняется несколько раз в месяц без вмешательства человека

К слову, некоторые богатые АТП в Сибири и на Севере могли себе позволить содержание целиком отапливаемых дизельных АЗС. В капитальных хранилищах там одновременно держали более 160 тонн дизтоплива: типовой проект предусматривал теплый зал на 22 цистерны! Можно только представить, во что это обходилось.

Наконец, скажем, что дизель всегда был дороже в производстве, поскольку он более металлоемкий и требует более высоких технологий при изготовлении топливной аппаратуры. Но при социализме это было не главным – тем более, ученые быстренько посчитали, что вложения в новое дизельное производство советская экономика могла бы вернуть уже через 4 года.

Дизельная АЗС на 165 тонн солярки в отапливаемом здании. Фасад и план 1963 г.

Триумф на тяжелом топливе

Однако для полноты картины мы должны осветить еще одну тему, которая не даст нам бросить тень на отечественную науку и технику. На самом деле школа дизелестроения в СССР того времени уже была на достаточном уровне, и там, где нужно, двигатели с воспламенением от сжатия применялись успешно, если не сказать – триумфально. Яркий пример – Советская Антарктическая программа (1955–1992 гг.).

Наши деды и отцы осваивали шестой континент именно на дизельной технике. Сначала они бороздили ледовый купол на стандартных челябинских тракторах С-80, затем на вездеходах Пингвин, армейских тягачах АТ-Т, потом для полярников сделали специальный транспорт – огромные Харьковчанки.

Между тем, американские конкуренты наших АТ-Т – арктические вездеходы Sno-Cat были бензиновыми, и в своих мемуарах использовавшие их покорители Южного полюса вспоминают о проблемах с зажиганием и карбюраторами. А у наших машин при условии обеспечения их арктическим дизтопливом серьезных проблем не возникало.

Наши санно-гусеничные поезда ежегодно совершали походы на материковые станции ледового континента, преодолевая по 1 500 км в одну сторону. Естественно, в морозы под минус 70 С некоторые нюансы имели место, но они объяснялись хладоломкостью стали, а не спецификой дизелей.

В общем, когда советскому народному хозяйству был нужен дизель, оно вполне могло его получить.

Даешь дизель!

Итак, получается, что дизели так долго не пускали в СССР холода и медведи – хозяева тех самых медвежьих углов? Похоже на то. Но времена меняются – другой стала не только страна с ее экономикой, но и сами дизели, которые в новых реалиях и ведут себя по-другому.

Источник: “http://www.kolesa.ru/article/istoriya-odnoj-nelyubvi-pochemu-v-sssr-ne-byli-populyarny-dizeli”

Источник: http://k-stenke.com/materialu/item/43764-1486975433.html

В ссср все было самое лучшее! на самом деле нет главные мифы о «золотом веке» — позднем советском союзе — meduza

История одной нелюбви: почему в СССР не были популярны дизели

Agencja Fotograficzna Caro / Alamy / Vida Press

25 лет назад, в декабре 1991 года, государство Советский Союз перестало существовать. К тому моменту страна находилась в глубоком экономическом кризисе, в продаже отсутствовал нормальный выбор продуктов и других необходимых товаров — многие устали от советской действительности, и когда ГКЧП попытался ее защитить, на улицы вышли сотни тысяч людей.

Сейчас Советский Союз принято идеализировать: не только пожилые, но и молодые люди с ностальгией говорят о замечательном государстве, к которому все относились со страхом и уважением, где были лучшие в мире медицина и образование, где все жили в достатке и каждый был уверен в завтрашнем дне. Для тех, кто тоскует по советскому прошлому, есть две новости — хорошая и плохая.

С одной стороны, идеализированные представления об СССР слабо соотносятся с фактами. С другой, в современной России осталось так много советского — во всех сферах, от законодательства и правоприменения до языка и анекдотов, — что иногда возникает ощущение, что Союз все еще вокруг нас.

По случаю 25-летия распада СССР «Медуза» опровергает мифы о «золотом веке» СССР, который пришелся на 1970–80-е годы, и отмечает, как много советского осталось в современной России. 

Типичная цитата:

Друзья! Советская система образования была и остается самой лучшей в мире!!! Вернуть ее — это должна быть задача для нынешних властей, так как это благо для народа и для следующих поколений наших детей!!!

Москва. Лекция в МГУ. 1 сентября 1945 года

Эммануил Евзерихин / ТАСС

На самом деле нет

Объективных критериев для того, чтобы сравнивать, в какой стране лучше учили, довольно мало. В советском образовании были свои хорошие стороны: в некоторых дисциплинах — особенно математике и физике — выпускники советских вузов традиционно высоко котировались в мире.

Об этом можно судить хотя бы по тому, что после перестройки российские ученые оказались очень востребованы за рубежом.

Это не означает, что они были лучшими: скажем, экономист Сергей Гуриев вспоминает, что, когда он в 1990-е годы уехал в Массачусетский технологический институт, там было много талантливых людей из самых разных стран. 

И все-таки в советском образовании были такие недостатки, что многие из тех, кто учился при СССР, с трудом могут слушать восторженные возгласы о «лучшей в мире системе».

Часто ученые считают, что успехи советской науки достигались не благодаря системе образования, а вопреки ей: чтобы чего-то добиться, людям приходилось преодолевать огромное количество сложностей и преград совершенно не академического свойства.

При приеме в вузы действовали ограничения не только по классовому, но и по национальному признаку: скажем, двадцатилетие примерно с 1960 по 1980 год было периодом антисемитизма в математике — евреям крайне трудно было попасть на мехмат. Негласные ограничения действовали и на прием в другие вузы — например, в престижные МГИМО и МВТУ им. Баумана. 

Идеология была одним из главных негативных факторов, она влияла на все сферы образования — на содержание учебных программ, на прививаемые в школе ценности, на критерии отбора и т. д. 

Примеры можно перечислять долго. Много сил и времени студентов уходило на изучение предметов вроде истории КПСС, к которой практически никто не относился всерьез — но которая тем не менее мешала многим талантливым студентам продолжать учебу.

Неблагонадежных преподавателей, студентов и детей диссидентов отчисляли из вузов по политическим соображениям. Советская высшая школа находилась практически в полной изоляции от мира. Иностранные языки преподавались слабо — если не считать специализированные вузы и элитные школы для детей номенклатуры.

Естественнонаучным предметам отдавалось явное предпочтение, потому что это соответствовало государственным интересам.

В школе и вузах не изучали творчество выдающихся поэтов, писателей и художников, которые тогда не соответствовали советским представлениям о прекрасном и идеологически правильном (например, идеологически неправильными оказались поэты Серебряного века: Ахматова, Цветаева, Пастернак, Мандельштам, Гумилев). 

Историю преподавали исключительно в одобряемом государством ключе: трактовка событий не могла расходиться с идеологическими установками, а многие эпизоды замалчивались — например, по понятным причинам, вся история советских репрессий. Иногда такое влияние испытывали и точные науки: печально известная «лысенковщина» из советских учебников по биологии исчезла только к 1960-м годам.

В СССР была лучшая в мире медицина. И бесплатная!

Типичная цитата:

Я лежал в больнице на Сахалине, в Пятигорске, Свердловске и в Усть-Илимске, и меня без всякого блата вылечили и поставили на ноги. Так что то, что врет автор, это вранье либеральное. 90-х годов. СОВЕТСКАЯ МЕДИЦИНА в самом деле была ЛУЧШЕЙ В МИРЕ. Только за нее родимую гайдаровская сволочь заслужила утопление в сортире.

Ленинград. Родильный дом № 6 имени профессора В. Ф. Снегирева. Медицинские сестры несут новорожденных на кормление, 4 мая 1973 года

Юрий Белинский / ТАСС

На самом деле нет

Независимые исследования подробно описывают печальное положение, в котором находились медицина и здравоохранение к концу существования СССР.

Прием в медицинские вузы и дальнейшее образование зависели не только от знаний: врачебная карьера часто обеспечивалась связями с нужными людьми. Советская медицина сильно отставала от западных стран.

Современные технологии и методы лечения были доступны только избранным, большинство врачей ими просто не владели.

Еще в конце 1980-х в поликлиниках и больницах использовались стеклянные шприцы, многоразовые иглы, катетеры и системы для внутривенных инфузий. Фармацевтика была развита слабо, так что значительную часть лекарств приходилось покупать за рубежом.

Простые лекарства и средства стоили очень дешево, но чуть менее распространенные приходилось «доставать» — иногда в других городах.

В отрыве от мировой науки в СССР распространились сомнительные методы лечения (например, «санаторно-курортное»), именно тогда появились несуществующие диагнозы вроде «вегето-сосудистой дистонии», которые ставят и сейчас.

Власти гордились тем, что в Советском Союзе врачей больше, чем в других странах, но количество не переходило в качество.

Больницы были переполнены, люди часто лежали в коридоре — не в последнюю очередь из-за того, что многих госпитализировали по показаниям, которые в действительности не требовали стационарного лечения.

Люди лежали в больнице долго; неделями и месяцами ждали очереди на процедуры и операции. 

Быт советских больниц многие вспоминают с неподдельным ужасом. Особенно это касается родов: «Моя мать рожала сестру в 1975-м, в Москве. Ее рассказ не забуду никогда.

Для начала раздели догола и побрили ржавой бритвой, простыней на кроватях не было, клеенки, еды не давали сутки, и она умолила няньку принести ей сахар из абортария, боялась, что не хватит сил, рожала 12 часов, врач подошел два раза, врачи и няньки там подбираются специальные, как надсмотрщицы в концлагере, садистки просто. „Страшнее ничего в жизни не помню, как собака в средние века“ — ее чувство» (воспоминание из подборки в «Живом журнале»).

Отдельного внимания заслуживает хамство советских врачей и медицинского персонала в районных поликлиниках и больницах.

В одной из работ 1987 года, основанной на многочисленных интервью с докторами и студентами-медиками, делается вывод, что врачи были очень не мотивированы и не испытывали удовлетворения от работы.

Как правило, они получали мало денег — и оплата не зависела от количества вылеченных людей. Большинство врачей почти не стремились углубить свои знания, слабо интересовались публикациями в медицинских журналах.

Функция поликлиник в основном сводилась к тому, чтобы оценивать, выдавать человеку больничный или нет. Пациенты не особенно доверяли врачам — возможно, из-за этого в конце 1980-х в атеистическом государстве оказалась так популярна «альтернативная медицина» вроде гомеопатии и целительства.

Говоря о «лучшей в мире советской медицине», нельзя не упомянуть устойчивую практику так называемой карательной психиатрии, которую широко использовали против диссидентов в 1960–80-е годы — например, против участников демонстрации против ввода советских войск в Чехословакию в 1968-м. 

В СССР все жили в достатке

Типичная цитата: 

Вот в Советском Союзе были пенсии! И зарплаты на все хватало. И жилье у всех было. Не то что сейчас!

Грузинская ССР. Фотография ТАСС рассказывает о широком ассортименте в продовольственном магазине в Мухрани, который круглый год доступен покупателям. 10 августа 1988 года

Иосиф Давиташвили, Эдуард Расоев / ТАСС

На самом деле нет

Легче всего опровергнуть тезис про жилье: заниматься жилищной проблемой в СССР стали гораздо позже, чем следовало, — спустя десятилетия после войны.

Даже самым оголтелым сторонникам Советского Союза кажется неприемлемой практика коммуналок, а ведь в них значительная часть городского населения жила даже и в 1990-х годах.

Хрущевки и правда помогли исправить ситуацию — и хотя жилье действительно «предоставлялось», дальнейшие операции с ним были либо полулегальны, либо совсем нелегальны. «Советский человек был обеспечен жильем на четверть от американского», — указано в книге Максима Трудолюбова «Люди за забором».

С остальным немного сложнее — прежде всего из-за того, что люди забыли или не знают, как было устроено снабжение в СССР.

Да, на зарплаты и пенсии в 1985 году можно было купить приблизительно то же количество молока, хлеба и водки, сколько в 2016-м (чего-то меньше, чего-то больше, но в среднем столько же), но главная проблема была в другом — помимо молока, хлеба и водки, купить было больше нечего.

Жилье и земельные участки распределялись на работе, на автомобили (и гаражи) приходилось записываться в многолетние очереди, импортные товары доставались по «серым» схемам, а выбор в магазине был в буквальном смысле северокорейский. 

Как пишет Егор Гайдар в «Гибели империи», эта проблема осознавалась на самом высшем уровне, но неудовлетворенный спрос резко рос — в 1970 году он составлял 17,5 миллиарда рублей (4,6% ВВП), в 1985-м — 60,9 миллиарда рублей (7,8% ВВП).

Если переводить это с экономического языка: номинальное благосостояние вступило в сильное противоречие с реальным — деньги были, но на них нечего было купить.

Многие помнят, что во время перестройки у них пропали в Сбербанке сбережения «на две „Волги“», но забыли, что этих «Волг» надо было ждать годами. 

В СССР была стабильность

Типичная цитата: 

Советский Союз многим был плох, но главное — была уверенность в завтрашнем дне.

Ростовская область, Таганрог. Комбайны «Колос» в цехе Таганрогского комбайнового завода, 25 апреля 1972 года

Василий Турбин / ТАСС

На самом деле нет

Действительно, когда действует государственный контроль над ценами, а зарплату всем гражданам платят по фиксированной шкале, возникает ощущение, что система устойчива и не будет меняться десятилетиями. Одни называли это стабильностью, другие — застоем.

Ощущение того, что «Советский Союз — это навсегда», было как у тех, кто поддерживал советскую систему, так и у тех, кто пытался ее сломать. При таком единодушии удивительно, как быстро (и относительно мирно) распался СССР и рухнул железный занавес.

Об этом убедительно пишет в книге «Это было навсегда, пока не кончилось» Алексей Юрчак: «Большинство советских людей до начала перестройки не просто не ожидало обвала советской системы, но и не могло его себе представить.

Но уже к концу перестройки — то есть за довольно короткий срок — кризис системы стал восприниматься многими людьми как нечто закономерное и даже неизбежное».

Более того, к «кризису системы» привела та самая «стабильность», нежелание что-либо менять, главным образом в экономике. Например, на протяжении 1960–80-х годов СССР последовательно увеличивал свою зависимость от импортного продовольствия, покупая его за золото, вкладывал средства в неэффективные огромные стройки.

В 1969-м СССР получил от экспорта зерна 443 миллиона долларов, в 1972-м впервые импорт превысил экспорт, а в 1989-м баланс был минусовым на пять миллиардов долларов. По всей сельскохозяйственной продукции минус был еще существеннее — 21,7 миллиарда долларов.

Отсутствие рыночных механизмов, купирование проблем, а не их решение привели к тому, что дисбалансы в экономике росли и в итоге закончились крахом конца 1980-х — начала 1990-х годов.

Иными словами, стабильность действительно была, но далась она крайне дорогой ценой и обернулась гиперинфляцией, исчерпанием запасов, обнищанием населения и унизительными программами «гуманитарной помощи».

Уверенность в завтрашнем дне превратилась в неизбежный хаос.

Этот хаос легко списать на рыночные реформы, но на самом деле именно годы «стабильности» и привели к распаду СССР, а реформы были (далеко не идеальным) способом преодолеть кризис в экономике. 

Зато все нас боялись!

Типичная цитата:

ДАЕШЬ СССР!!!!!

плевать как нас называют америкосы

главное чтоб боялись

На самом деле да

Действительно, в эпоху холодной войны в США и в целом на Западе всерьез опасались открытого военного конфликта с Советским Союзом. В том числе ядерного. С 1950-х годов в Америке началась мощная кампания по обучению граждан гражданской обороне.

В течение всего послевоенного периода возникали ситуации, когда страны могли перейти к прямому вооруженному столкновению, — например, в 1962 году во время Карибского кризиса или в 1983-м, когда техническая ошибка едва не привела к обмену ядерными ударами. 

Американский обучающий фильм 1951 года «Duck and cover» (пригнись и укройся)

Nuclear Vault

С тревогой за рубежом относились и к советской традиции силой удерживать контроль в странах «зоны влияния» — Чехословакии, Венгрии и других. 

Подавляющее большинство людей в СССР жили бедно, плохо питались, не могли нормально лечиться, их не пускали за рубеж, они никак не влияли на принимаемые властью решения, но да: государства, в котором они жили, и правда боялись за рубежом. Не очень ясно, есть ли здесь повод для радости или гордости. 

Все материалы «Медузы», посвященные 25-летию распада СССР, читайте здесь. 

Источник: https://meduza.io/feature/2016/12/09/v-sssr-vse-bylo-samoe-luchshee-na-samom-dele-net

Почему в СССР не были популярны дизели | Автомобильный портал

История одной нелюбви: почему в СССР не были популярны дизели

Если самую малость вдуматься, какой-нибудь обычный по меркам 1970-х «Газон» или ЗИЛ-130 может показаться нам, сегодняшним, настоящим чудовищем: их огромные V-образные 8-цилиндровые моторы питались бензином! Самые массовые грузовики Союза пожирали это недешевое топливо в невероятных количествах – почему же было не оснастить их дизелями? У многих из вас уже готов ответ – но не спешите его озвучить. Не все так просто…

До самого начала 1980-х годов в Советcком Союзе ездили преимущественно на бензине.

Нет, отечественные дизели конечно были, и неплохие, но ими оснащали только тяжелые грузовики МАЗ (грузоподъемность 7-8 т) и КрАЗ (12 т), позднее – КамАЗ (8 т) и БелАЗ (от 27 т).

Были еще замечательные междугородные автобусы ЗИЛ-127, но весь остальной парк – как сказали бы теперь, коммерческой техники – питался бензином. Почему так?

Плюсы и полюсы

Допустим, с легковушками все ясно – не так уж много они требовали бензина, если брать это количество в масштабах одной шестой части суши. Как минимум поэтому отсутствие дизельных Москвичей, Побед и Волг не вызывает удивления. Но прочий транспорт – автобусы всех типов, легкие и средние грузовики – также вполне могли бы быть дизельными.

Насос-форсунка в головке дизеля ЯАЗ-204

Однако для начала давайте вспомним, чем дизель лучше бензинового мотора

  • более высокая надежность и долговечность, обусловленные особенностями конструкции;
  • высокая экономичность – аппетит дизелей уже в прошлом веке был ниже на 25-40% по сравнению с карбюраторными моторами;
  • дешевое топливо. Себестоимость ДТ в условиях советской экономики была на 30% ниже, чем основного для 1960–70-х гг. бензина А-76;
  • низкие выбросы окиси углерода, окислов азота, углеводородов;
  • тягово-скоростные характеристики, выгодные для грузовиков, и в особенности – при их эксплуатации с прицепами.

Однако у дизелей всегда было немало минусов (часть из которых, кстати, актуальна и по сей день)

  • высокая себестоимость двигателя;
  • повышенные требования к качеству (чистоте) топлива;
  • сложности с пуском при низкой температуре;
  • необходимость в специализированном сервисе;
  • большая масса двигателя.

Дизели и дизтопливо в ХХ веке боялись морозов

Конечно, в условиях реалий СССР (и его неплановой экономики в первую очередь) частью недостатков и достоинств можно было пренебречь. Но оставшиеся плюсы смогли перевесить минусы только к середине 1970-х годов, когда в Союзе всерьез заговорили о массовой дизелизации автопарка. Но это тема отдельного разговора, а пока отступим еще на пару десятков лет раньше – в 1950-е.

Только «за»

Дизели в СССР с самого начала – то есть, с 1930-х годов – уважали за экономичность. По этой причине их даже пытались ставить на самолеты (бомбардировщики дальнего действия). Но со временем фактор расхода топлива стал менее актуальным, поскольку в послевоенные годы горючее в СССР перестало быть дефицитом.

Однако пусть вам не кажется, что в нефтедобывающей стране это обстоятельство совсем перестали принимать во внимание. Может быть, лишних литров, вылетевших в выхлопную трубу, Союзу было и не жаль, но в таком огромном государстве имел значение фактор логистики: во многие регионы топливо было сложно доставлять.

Так что снабженцы готовы были полюбить дизель за один только скромный аппетит.

Еще один аргумент «за» – конструктивная простота (не путать с простотой технологической). Ведь у дизеля не было системы зажигания – пожалуй, главного провокатора неисправностей «бензинок». Так что безотказность уже тогда была в активе дизеля, хотя и не без оговорок, о которых упомянем ниже.

Текущее обслуживание по объему работ более простым было у дизельных машин. Вместо возни с массой настроек «грузового» карбюратора и приборами системы зажигания дизелисты должны были только отладить насос-форсунки.

Наконец, еще одно важное, хоть и не ключевое достоинство мотора на тяжелом топливе – более высокий крутящий момент.

Это очень важно для грузовиков, в первую очередь тяжелого класса: с таким мотором груженая машина меньше перенапрягается при трогании с места, при движении на подъем.

Советские конструкторы старались использовать данное преимущество по максимуму – например, все наши карьерные самосвалы были дизельными.

Кто «против»?

Но мы должны посмотреть правде в глаза: дизели той поры сами по себе не были столь хороши. Одно из главных преимуществ перед бензиновыми агрегатами – больший ресурс – в эпоху МАЗ-200 и ЗИЛ-150, оказывается, начисто отсутствовало. И дизельному МАЗу, и бензиновому ЗИЛу производители отмеряли по 105 тыс. км пробега до первого капремонта.

Простейший метод контроля правильности распыла ДТ насос-форсункой

Да, объем сервисных работ у дизелей был меньше, но для его осуществления требовалось специальное оборудование – стенды для проверки и отладки форсунок и насосов. Этот нюанс сводил «сервисный минимализм» дизеля к нулю: в первом попавшемся медвежьем углу такое спецоборудование не сыщешь.

И эксплуатационникам приходилось возить с собой эти стенды по городам и весям, по таежным просекам и ледовым зимникам – везде, где народное хозяйство использовало ЯАЗы, МАЗы и КрАЗы.

[attention type=red]
Да, стенд для проверки форсунок входил даже в комплектацию первых ПАРМов – передвижных авторемонтных мастерских, обслуживавших технику на зимних трассах Крайнего Севера.
[/attention]

Кстати, о Севере и о морозах в целом. Многие из нас должны помнить, как мучились зимой со своими дизелями владельцы старых иномарок, завезенных в страну в 1990-е годы.

А представьте себе, каково было эксплуатировать в морозы дизели поколения 1950-х годов? Во-первых, даже зимнее дизтопливо той поры при минус 18-20 °С теряло способность к нормальному прокачиванию через приборы питания. А при дальнейшем понижении температуры из-за выпадения парафинистых отложений полностью утрачивало текучесть.

А во-вторых, даже оставшись жидким, топливо, охлажденное до минус 30 °С, настолько запаздывало с моментом воспламенения в цилиндрах, что, не успев загореться, вылетало через клапаны в атмосферу.

Вариант обогрева топливного бака с ДТ путем вживления в него выхлопной трубы

Для обогрева топливных баков эксплуатационники разрабатывали хитроумные устройства

Конечно, в теплом цилиндре, где температура была выше минус тридцати, картина получалась более благоприятной, но чтобы запустить холодный мотор, солярку приходилось нагревать до плюс 30-40 °С. И так – каждое утро, а кое-где – и после каждой остановки на обеденный перерыв.

А чтобы солярка не замерзала на борту автомобиля во время движения, грузовики приходилось оборудовать подогревом топливных баков, а также утеплять их по специально разработанным методикам.

Одним словом, похоже, что низкая «морозостойкость» дизеля была решающим обстоятельством для страны, где 60% автомобилей свыше пяти месяцев в году работало в условиях низких температур.

Топливные баки дизельных машин в холодных областях CCCH приходилось утеплять

Топливные баки дизельных машин в холодных областях страны приходилось утеплять

Не менее весомым скорее всего был еще один аргумент «против»: чувствительность дизелей к чистоте топлива. И дело тут не столько в технической отсталости отечественной службы ГСМ в 1950—1960-е годы, сколько в объективной реальности СССР с его огромными расстояниями.

Постараемся объяснить. Откровенно примитивные дизели середины прошлого века, как и нынешние Common Rail, не любили грязной солярки – распылители их форсунок повреждались мельчайшими механическими частицами.

А их в советском дизтопливе можно было ожидать всегда.

Причем чем дальше в глубинку – тем больше вероятность встретить грязную солярку, поскольку при транспортировке на дальние расстояния любое топливо многократно перегружалось, «пополняясь» попутно влагой и механическими примесями.

Вообще-то для устранения примесей топливо полагалось фильтровать, а главное – отстаивать в течение 10 дней после слива в емкости АЗС. Но на самом деле просто оставить цистерну в покое на десяток дней было мало.

Советские ученые даже проводили специальные исследования и выяснили, что количество механических частиц в разных слоях солярки варьируется в значительных пределах в зависимости от того, сколько времени топливо уже отстаивается.

Мельчайшие частицы примесей, оказывается, организованно перемещаются в цистерне по своему усмотрению – как вверх, так и вниз! Например, в нижних слоях мусора больше всего бывает на шестые и девятые сутки отстоя, в другие дни они снова поднимаются наверх.

И вот именно на шестой и девятый день работники АЗС должны были вычищать содержимое фильтров-отстойников, чтобы привести дизтопливо к нужным кондициям чистоты. Добавьте к этим календарным вариациям необходимость зимой перед сливами и заправками разогревать солярку – и вы поймете, почему переводить весь грузовой автопарк на дизели в СССР никто не спешил.

Загрязненность ДТ меняется несколько раз в месяц без вмешательства человека

К слову, некоторые «богатые» АТП в Сибири и на Севере могли себе позволить содержание целиком отапливаемых дизельных АЗС. В капитальных хранилищах там одновременно держали более 160 тонн дизтоплива: типовой проект предусматривал теплый зал на 22 цистерны! Можно только представить, во что это обходилось.

Наконец, скажем, что дизель всегда был дороже в производстве, поскольку он более металлоемкий и требует более высоких технологий при изготовлении топливной аппаратуры. Но при социализме это было не главным – тем более, ученые быстренько посчитали, что вложения в новое дизельное производство советская экономика могла бы «вернуть» уже через 4 года.

Дизельная АЗС на 165 тонн солярки в отапливаемом здании. Фасад и план 1963 г.

Триумф на тяжелом топливе

Однако для полноты картины мы должны осветить еще одну тему, которая не даст нам бросить тень на отечественную науку и технику. На самом деле школа дизелестроения в СССР того времени уже была на достаточном уровне, и там, где нужно, двигатели с воспламенением от сжатия применялись успешно, если не сказать – триумфально. Яркий пример – Советская Антарктическая программа (1955–1992 гг.).

Наши деды и отцы осваивали шестой континент именно на дизельной технике. Сначала они бороздили ледовый купол на стандартных челябинских тракторах С-80, затем на вездеходах «Пингвин», армейских тягачах АТ-Т, потом для полярников сделали специальный транспорт – огромные «Харьковчанки».

Между тем, американские конкуренты наших АТ-Т – арктические вездеходы Sno-Cat были бензиновыми, и в своих мемуарах использовавшие их покорители Южного полюса вспоминают о проблемах с зажиганием и карбюраторами. А у наших машин при условии обеспечения их арктическим дизтопливом серьезных проблем не возникало.

Наши санно-гусеничные поезда ежегодно совершали походы на материковые станции ледового континента, преодолевая по 1 500 км в одну сторону. Естественно, в морозы под минус 70 °С некоторые нюансы имели место, но они объяснялись хладоломкостью стали, а не спецификой дизелей.

В общем, когда советскому народному хозяйству был нужен дизель, оно вполне могло его получить.

Даешь дизель!

Итак, получается, что дизели так долго не пускали в СССР холода и медведи – хозяева тех самых медвежьих углов? Похоже на то. Но времена меняются – другой стала не только страна с ее экономикой, но и сами дизели, которые в новых реалиях и ведут себя по-другому.

Источник: kolesa.ru

Источник: http://V8tMax.ru/article/pochemy-v-sssr-ne-byli-popyliarny-dizeli/

Мнение дилетанта: что было плохого и что было хорошего в СССР

История одной нелюбви: почему в СССР не были популярны дизели

В этой связи мне бы хотелось рассказать то, что лично я видел и запомнил. Я, конечно, не застал СССР в его, так сказать, цветении. Родился я в середине 70-х годов ХХ века.

Начнем с минусов, что бы все-таки переходить к плюсам, это приятнее чем обратная ситуация

Все свои книги я прочитал в двух местах: в общественном транспорте и в туалете. И тут я недавно вспомнил про одну деталь, когда раньше ты приходил в любую советскую квартиру, то у тебя слева или справа всегда висел такой «пенальчик», назовем его так, где складировались нарезанные листы бумаги или в основном листы газеты.

Как вы думаете, для чего это было предназначено?… Именно для этого! Чтобы, мягко выражаясь, подтирать… А почему так? Ответ очень простой, в советском союзе не было туалетной бумаги.

Ну, то есть она где-то была, ее производили, причем такого качества, я бы назвал «шелковый наждак», ну всяко лучше, чем газетка. Так вот ее не было, невозможно было встать, пойти в магазин и купить рулон туалетной бумаги.

От сюда все эти замечательные картины, когда человек закупившийся данным продуктом, идет, обвесившись им как баранками вокруг шеи.

Еще одно наблюдение, был я знаком в свое время со шведкой, старше меня на 6 или 7 лет, уж не помню точно, которая рассказывала мне свои первые впечатления от поездки в СССР, когда она еще студенткой приезжала. Ее поразило, то, что все просили у нее зажигалку. Это было, потому что в Советском союзе не было зажигалок кроме бензиновых, были спички.

Иными словами в СССР не было ничего, ни нормальной одежды, ни нормальной мебели, ни нормальной еды. Нет, это конечно все было, но чтобы все это достать, нужно было извернуться, изловчиться и я не знаю что сделать.

Свои первые кроссовки я заимел в четвертом классе, они меня поразили двумя вещами: они были удобные и эстетичные. Это одно из явлений советской действительности, о которой говорят все фильмы, классические которые вы видели.

Помните: три куртки замшевых, два магнитофона японских и бла, бла, бла…? Все импортное ценилось за качество и внешний вид. И купить все это было невозможно в открытом доступе.

Ну и ясное дело, что ни в какую заграницу вы бы никогда не поехали, максимум, что вы могли, это каким то чудом попасть в страны, так называемого «восточного блока» Польша, Чехия, Болгария. Все эти Тайланды, Франции, лазурные берега и прочее, увы, забудьте!

И, конечно же, автомобили. Ну, сейчас, что вы делаете, большинство, идете в банк, берете кредит и покупаете машину.

Как происходило дело в Советском Союзе, чтобы купить машину, на нее, кстати, было реально накопить, ну поднатужится немного, но все же, Москвич стоил в районе 3 тысяч рублей, вам нужно было встать в очередь на эту машину, ждать несколько лет.

И вот вы купили этот автомобиль через несколько лет, и никаких магазинов с запчастями не существовало, и если у вас что-то ломалось, вы должны были выкручиваться из ситуации самостоятельно. От сюда все эти смекалистые советские механики – Кулибины.

Ну и ни о каком бизнесе не могло идти и речи, вы бы попросту сели в тюрьму, если бы занялись, каким ни будь бизнесом. Невозможно было арендовать помещение и открыть там магазин или кафе.

В этом было убожество Советского Союза, который запускал ракеты в космос и не мог обеспечить свое население туалетной бумагой.

И тут возникает вопрос, раз все было так плохо, то, как страна выживала, как она существовала все это время? И существовала, судя из рассказов многих людей весьма неплохо.

И тут мы переходим ко второй части, к плюсам Советского Союза

Первый ответ крайне простой. Дело в том, что в Советском Союзе отсутствовало то, что сейчас принято называть – «общество потребления». Люди жили совершенно другими вещами, они ценили другие вещи. Проще говоря, у них были другие ценности.

Например, в СССР была распространена практика, когда ты собираешь макулатуру, сдаешь ее, и за это у тебя появляется возможность приобрести… Вы сидите?… Трехтомник Александра Сергеевича Пушкина. Вот ради того, чтоб приобрести этот трехтомник, люди шли вот на такие вот вещи, и были счастливы, когда его получали.

У меня у самого была такая история в семье, и трехтомник до сих пор стоит на книжной полке у мамы.

Были совершенно другие социальные связи. Народ был более открыт к общению, никакой социальной замкнутости, когда все сидят в интернете в соцсетях и при этом очень одинокие внутри, этого не было.

У моей бабушки, царство ей небесное, было огромное количество друзей, где она их находила? Во всяких там санаториях, домах отдыха, где угодно. Она с ними знакомилась, начинали общаться, переписываться и ездить к друг другу в гости.

Мой папа в больнице познакомился с армянином по имени Гамлет, и мне было 9 лет и мы полетели в Ереван, вот просто так люди познакомились в больнице и мы полетели в Ереван, а потом семья Гамлета прилетала к нам в однокомнатную квартиру.

От сюда еще один вывод, в СССР не стоял национальный вопрос с такой остротой, как он стоит сейчас. У меня в классе учился мальчик по имени Трильгосан-заде, он был азербайджанец, и я никогда не парился о том, что он азербайджанец, мне даже в голову не приходило об этом думать.

Еще был мальчик Даня, ярко выраженный еврей, и никому в голову не приходило об этом хоть как-то задуматься. Люди спокойно передвигались по стране, люди чувствовали себя одним народом.

Я уж молчу о том, что всех белорусов, русских и украинцев, я вам по секрету скажу, их всех считали русскими, ну отличался там говор, но на самом деле все понимали, что они русские.

Детей спокойно отпускали в школу, на общественном транспорте, они сами уходили и сами приходили. Ни у кого из родителей даже голова не болела из-за того, что какой ни будь педофил, за очень редким исключением, нападет, украдет и тому подобное.

Ну и конечно, да в СССР существовала цензура, и довольно жесткая. Но дело в том, что по мимо плохого влияния, она оказывала еще и очень хорошее влияние на наш кинематограф, на нашу мультипликацию, на нашу детскую литературу и так далее.

Это заключалось в том, что туфту пресекали, халтуру запрещали, ее не пропускали. Поэтому мы сейчас с таким удовольствием смотрим любой советский фильм, даже если он идеологически повернут. Ибо все это было сделано с душой и профессионализмом.

Никто не сидел и не думал – « Ааа, блин пофиг, пипл схавает».

Ну и конечно же самая главная вещь – идеология. Советское общество было сто процентов идеологическим, люди знали, зачем они живут, почему они живут, ради чего они живут, кто их друг и кто враг. Это помогало им сплотиться, это помогало им во всем, на подсознательном уровне.

Более того, с самых пелёнок вдалбливалось в голову, что например бабушку надо перевести через улицу, помочь донести ей сумки, это было просто как отче наш. И когда меня принимали в пионеры, я понимал, что теперь я просто обязан помогать бабушкам, которые носят тяжелые сумки.

Когда мои родители поженились, и родился я, мои родители купили однокомнатную квартиру, купили они ее за 2 300 рублей, мама получала 80 рублей, папа получал 130 рублей.

Тысячу рублей они накопили за три года, остальное добавили родители мамы и папы. Они купили эту квартиру и все, они решили свой жилищный вопрос. Никаких этих ипотек, под эти адские проценты не было.

При желании можно было купить квартиру, а иногда получить бесплатно.

Подытожим. Все, что было плохого, например дефицит, от этого мы избавились, у нас теперь миллионы сортов колбасы, автомобили, гаджеты, все что угодно. А вот все, что было хорошего в СССР мы профукали. И я думаю, люди, которые сейчас ностальгируют по советской эпохе и говорят, что СССР был великой державой, имеют ввиду прежде всего все хорошее.

Но, к сожалению разговаривая о плюсах невозможно забывать, о минусах. Поэтому Советский Союз не вернуть, человек очень быстро привыкает к хорошему, вы сейчас не заставите людей поехать на БАМ, как бы вам не хотелось, не вылезут они из своих теплых и уютных офисов. Так что вы уж меня извините, но Советский Союз уже не вернуть.

Поэтому нужно жить тем, что есть сейчас, и решать те проблемы, которые у нас есть сейчас!

mihailbrat (отредактировано)

Опубликовал: Василий Смирнов

Источник: https://hystory.mediasole.ru/mnenie_diletanta_chto_bylo_plohogo_i_chto_bylo_horoshego_v_sssr

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.