Chevrolet Nova из фильма «Криминальное чтиво»: искусство быть незаметным

Содержание

«Криминальное чтиво» — забавы со временем и таинственный МакГаффин

Chevrolet Nova из фильма «Криминальное чтиво»: искусство быть незаметным

Фильм Квентина Тарантино «Криминальное чтиво» через пару-тройку лет будет праздновать первый солидный юбилей: четверть века. Для человека 25 лет — молодость, для киноленты — зрелость. Статус культового фильм получил сразу.

Как вышел на экраны в 1994 году, так и пустил корни на вершине популярности, обвесившись восторженными фанатами, а также искренне недоумевающими оппонентами. Одни — в воздух чепчики бросают с воплями: «Браво-браво, фильм века!», другие — не понимают, за что кинокартине про уголовников такая честь.

За что же честь? А за новаторство. За необычность. За руку демиурга, ощущающуюся в каждом кадре.

Почему Тарантино затеял игры со временем

Композиция у фильма нетривиальная. Странная, если не сказать больше. Никаких тебе классических экспозиций, завязок, кульминаций, развязок. Никакой хронологии. Несколько историй, объединенных одним героем. Убитым, правда, где-то в середине ленты, но опять появляющимся в кадре — как чертик из коробки. Повествование-то нелинейное!

Некоторые потребители кинематографического продукта были недовольны таким вольным обращением Квентина нашего Тарантино со временем. Взяли, да и поменяли легким движением руки эпизоды фильма местами, чтобы расставить их по порядку. Например, в Саудовской Аравии все истории были перемонтированы в хронологической последовательности.

Вот так выглядит хронологическая последовательность:

  1. Винсент и Джулс разбираются с присвоившими чемоданчик босса парнишками.
  2. «Ситуация с Бонни» — ликвидация кровавых последствий разборок.
  3. Ограбление в кафе (обе части эпизода, закольцовывавшие фильм в оригинале, соединены).
  4. «Винсент Вега и жена Марселласа Уоллеса».
  5. «Золотые часы».

Имели ли право прокатчики нагло перетасовывать эпизоды? А имеют ли право прокатчики переименовывать фильмы, катастрофически извращая при этом смысл? Фильм того же Тарантино под названием Death Proof, что переводится как «смертестойкий», в российском прокате внезапно получил странное имя: «Доказательства смерти».

«Какие ваши доказательства?» — так и хочется повторить за героем еще одного известного фильма.

А как вам итальянцы, в своей версии «Бешеных псов» многострадального Тарантино запустившие slow-motion (замедленную съемку) появления гангстеров в начале фильма в обычном ритме?!

Неужели это допустимо: портить чужое произведение? Неужели авторское право в данном случае — всего лишь слова? Раз такое происходит безнаказанно, значит, вопрос — риторический.

Вернемся, однако, к чтиву. Замысел Тарантино основывался на нелинейной композиции.

В оригинале фильм скомпонован так:

  1. Первая часть ограбления придорожного кафе.
  2. Винсент и Джулс идут за чемоданчиком.
  3. «Винсент Вега и жена Марселласа Уоллеса».
  4. «Золотые часы» — история боксера Буча.
  5. «Ситуация с Бонни».
  6. Завершение ограбления в забегаловке.

Что характерно: только три части озаглавлены автором, другие остались без названий.

Так почему же режиссер перескакивает от фрагмента к фрагменту, игнорируя реальное течение времени? Вопрос опять же риторический. Потому что так хочет. Потому что на свои деньги он решил снять кино, которое стало бы его визитной карточкой.

Сначала сочинил эпизод про приключения жены шефа гангстеров Мии Уоллес (Ума Турман) и его подчиненного — наемного убийцы Винсента Веги (Джон Траволта).

Потом придумал другую историю, потом третью… И, подобно пазлам, сложил все сюжеты вместе в произвольном порядке.

271 не факт, а фак

Вообще-то, это рекорд. В другом фильме Тарантино нецензурных слов на 2 штуки меньше: в «Бешеных псах» фраз из арсенала обсценной лексики — 269. Можно даже составить мини-версию фильма со звуковым сопровождением исключительно из ругательств, что и сделали энтузиасты.

Вперед в будущее, или Когда же происходит действие фильма?

Помните часы, которые отец Буча прятал 5 лет… э… в укромном отверстии тела, а принявший на два года эстафету хитроумного хранения его сослуживец принес сыну покойного участника войны?

Считаем. Вьетнамская война для американцев началась в 1965 году, а закончилась в 1973 году. Значит, в плену был ветеран максимум до 1973 года. Мальчику во время визита капитана Кунца (Кристофер Вокен) лет 5-7, максимум 9.

Герою Брюса Уиллиса во время встречи зрителя с ним 39 лет (столько было актеру, на эти годы Буч и выглядит). Если в 1973 году мальчику 5-7-9 лет, то через три десятка лет наступает какой год? Правильно, 2003. А фильм снят в 1994 году.

Вот такие игры со временем.

Правда, известие, что на роль Буча Кулиджа поначалу планировался Мэтт Диллон, моложе Брюса Уиллиса, опровергает инфернальность предыдущих выводов. Взяли актера постарше, а в сценарий коррективы не внесли. Бывает.

Всем хорошим во мне я обязан книгам, или Что читает Винсент Вега

Кто это придумал, что чтение облагораживает? Посещая клозет, киллер Винс не расстается с книжкой в мягкой обложке. Этот опус существует в реальности: Питер О`Доннел сочинил роман «Модести Блейз» про женщину секретного агента по мотивам собственной серии комиксов.

Пару лет спустя Тарантино будет спонсировать фильм об этой самой героической Модести. Любовь к чтению во время физиологического акта и подвела бандита: книжку-то он в сортир взял, а вот пушку легкомысленно оставил на столе в чужой кухне.

Боксер, забежавший домой за отцовскими часами, может и не планировал стрелять по засевшему в засаде киллеру, но щелчок тостера сделал свое дело: рука непроизвольно нажала на спуск. Вот и стало одним злодеем меньше.

А все книги… Бульварное, будь оно неладно, чтиво…

Зачем Квентину цитаты

Фильм нафарширован реминисценциями из обильного кинематографического материала.

Марселас внезапно возникает перед машиной убегающего от возмездия боксера, подобно шефу укравшей деньги секретарши из фильма Альфреда Хичкока «Психо».

Винсент и Миа отплясывают твист,

напоминающий то ли хореографическое выступление Франца (Сэмми Фрей), Одиль (Анна Карина) и Артура (Клод Брассёр) из фильма Жака-Люка Годара Bande à part (Посторонние),

то ли эпизод с танцем Глории Морин (Барбара Стил) и Марио Мезаботта (Марио Пизу) из ленты «8 ½» Федерико Феллини.

Кое-как убегающий от Марселаса раненый Буч повторяет финальную «пробежку» героя Бельмондо из фильма Жана–Люка Годара A bout de souffle (На последнем дыхании).

Буч выбирает оружие в лавке извращенцев, примериваясь то к ледорубу (привет тебе, «Убийство Троцкого»!), то к бензопиле (привет вам, «Техасская резня бензопилой» и ей подобные!), то к самурайскому мечу (привет вам, «Горец», «Семь самураев» и многие другие!).

Зачем все это режиссеру? Да хочется ему натолкать в фильм намеков на предыдущие киношные штучки — для знатоков. Кто в курсе, тот заценит.

А что же в чемоданчике?

Любопытство публики Тарантино и не думает удовлетворять. Мы видим только изумленные лица тех, кто заглядывает в таинственный чемоданчик и отсвет на их физиономиях.

Режиссер сказал радиослушателю во время интервью 2003 года, что в чемодане то, что хочет увидеть там зритель.

Мелкий воришка из придорожного кафе по прозвищу Тыковка (Тим Рот), открыв кейс, шокирован и спрашивает: «Это то, о чем я думаю?» Кое-кто считает, что там спрятана черная душа Марселаса, о чем дает подсказку код чемоданчика — 666.

Если угодно, в чемоданчике хранится сияющий артефакт под названием МакГаффин. Термин ввел в обиход Альфред Хичкок и означает он нечто, вокруг чего строится сюжет. Если кому интересно, здесь о феномене МакГаффина можно узнать подробнее.

Заглянувший же в недра чемодана актер Джон Траволта полностью убрал романтический флёр с содержимого и выдал все тайны: там была лампочка, работавшая на батарейке.

Источник: https://mnogo-smysla.ru/smysl-filma/kriminalnoe-chtivo-zabavy-so-vremenem-i-tainstvennyj-makgaffin/

«В «Криминальное чтиво» я хотел вогнать три фильма по цене одного!»

Chevrolet Nova из фильма «Криминальное чтиво»: искусство быть незаметным

В самом начале фильма дается два определения слова pulp: 1). Мягкая влажная бесформенная масса; 2). Книга или журнал с примитивным и пошлым содержанием, изданные, как правило, на плохой дешевой бумаге.

Открыв фильм подобным эпиграфом, создатели фильма специально обманывают зрителей, обещая им в дальнейшем кино с избитым сюжетом и тысячу раз виденными героями. Но уже сразу после титров типичные герои жанра pulp fiction – гангстеры и их подружки, продажные боксеры, которые должны лечь в первом раунде и т.д.

– перестают вести себя как типичные киногерои фильма криминального жанра и начинают жить по законам реальной жизни1. Этот фокус – одно из главных кинематографических достижений «Криминального чтива»: создатели фильма так виртуозно тасуют знакомые штампы, что фильм становится совершенно непредсказуемым.

Зрители точно уверены, что за каждым сюжетным поворотом их ждет клише, но никогда не знают, какое именно*.

1. «Криминальное чтиво»: фильм без конца и начала

«Криминальное чтиво» примечательно, прежде всего, тем, что в нем нет начала и конца. Фильм закольцован: он заканчивается тем, с чего начинается, – со сцены ограбления кафе. Но это не обычная кольцевая композиция.

В первых же кадрах фильма зрители вместо завязки видят второй акт истории, которая, согласно сюжету, еще даже не началась. Середина каждого из сюжетов может предшествовать его началу, а персонаж, убитый в одном из фрагментов фильма, может через некоторое время появиться в другом*.

Новеллы, из которых состоит фильм, накладываются одна на другую и продолжаются даже после того, как они закончились**.

Драматургические части истории – экспозиция, кульминация и развязка – так сильно перемешаны в «Криминальном чтиве» между собой, что держат зрителя в напряжении в течение всего фильма до самого его конца (то есть начала).***

2. Le BigMac: ни слова про работу

Насилие в «Криминальном чтиве» начинает восприниматься зрителями, как нечто само собой разумеющее благодаря иронической дистанции автора к происходящим на экране ужасам – убийствам, дракам, изнасилованиям, а сами бандиты начинают казаться милыми ребятами со своими специфическими слабостями. Обычными работягами, которые ведут бытовые диалоги. Между собой они обсуждают что угодно (еду, наркотики, телешоу) но только не свою работу – рутинную, скучную и не вызывающую у них никаких особенных чувств. Кровавый фон и бесконечная болтовня гангстеров, которые обычного представали на экране как суровые молчаливые люди, создает впечатление абсурдности всего происходящего. После выхода «Криминального чтива» этот прием стал крайне популярен и открыл в кино дорогу большому количеству фильмов про чистых сердцем наемных убийц.5

3. Содержимое чемоданчика: МакГаффин

Одна из главных тайн фильма – содержимое кейса, который гангстеры везут своему боссу – на самом деле типичный МакГаффин*. Однако зрители продолжают спорить на этот счет.

По одной из версий, в чемодане находится душа главного гангстера, Марселаса Уоллеса, поэтому код у кейса обозначается числом дьявола – «666». Если так, то не удивительно, что у мелкого грабителя кафе было такое озадаченное выражение лица, когда он тоже в конце фильма открыл чемоданчик.

6 Сам режиссер на этот счет высказался предельно лаконично: «Там лежит то, что зритель хочет, чтобы там лежало».**

4. Проповедь, которая завершается убийством

В течение фильма герой Сэмуэля Джексона дважды произносит цитату из Библии. Перед тем, как совершить убийство, он гневно цитирует (по его словам) одну из частей Ветхого завета – книгу пророка Иезекииля, главу 25, стих 17.: «Путь праведника преграждается нечестивостью грешников и беззаконием злобных.

Благословен тот, кто, побуждаемый милосердием и доброй волей, ведет слабых через долину тьмы, ибо он есть истинная опора братьям своим и хранитель заблудших. И простру руку Мою на тех, кто замыслил истребить братьев Моих, и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными.

И ты узнаешь, что Я – Господь, когда совершу над тобой Мое мщение». В действительности в канонической Библии есть только последняя фраза, которая в речи гангстера также искажена: «над ними Мое мщение».

Все остальное – импровизация, которую гангстер долгие годы исполняет перед своими будущими жертвами, чтобы своей грозной речью запугать их еще сильнее.

5. Слово «f*ck»: 271 раз на экране

«Криминальное чтиво» побило не один рекорд по количеству произнесенных в кадре ругательств и сделало сквернословие промышленным стандартом в американских криминальных телесериалах.

Слово «f*ck» употребляется в фильм в общей сложности 271 раз, что занимает около трех с половиной минут экранного времени.

Несколько лет назад фанаты фильма смонтировали короткую версию фильма, состоящую лишь из одних ругательств.

6. Ума Турман очерчивает в воздухе прямоугольник

Квентин Тарантино: «Этот прямоугольник интересен только тем, что вы никогда не видели ничего подобного в кино»*.3

7. Бар Jack Rabbit Slims

Несмотря на то, что герой Джона Траволты мог дойти до своего столика коротким путем, он идет через весь зал ресторана «Jack Rabbit Slims», устраивая для зрителей экскурсию по классической американской поп-культуре.

Конферансье на сцене копирует Эдда Салливана – известного американского телеведущего, чье шоу продержалось на экранах США более 20 лет, с 1948 по 1971 год. Официантки в зале подражают Мэрилин Монро и Джейн Мэнсфилд – двум главным секс-символам 50-х годов.

Официант, обслуживающий столик (его играет неузнаваемый Стив Бушеми), подражает Бадди Холли – американскому певцу, одному из первопроходцев рок-н-ролла*.

Стены ресторана завешаны рекламными плакатами популярных фильмов 50-х годов, а меню предлагает посетителям бифштекс «Дуглас Серк», американского режиссера, который в 1960-е был культовой фигурой. 

8. Носки гангстера: Винсент Вега – лох?

Образ, который, по мнению некоторых критиков, является ключом к пониманию персонажа Джона Траволты – гангстера Винсента Веги: он подсознательно боялся оказаться в постели с Миа, женой босса, поэтому, чтобы этого не случилось, чтобы не оказаться выброшенным из окна, прибег к старому магическому ритуалу – надел старые носки.9 И просчитался.

После угрозы именем босса ему со смущенным видом пришлось согласиться принять участие в танцевальном конкурсе. «Крутой американский гангстер оказался затюканным зощенковским героем», который боится начальства и еще больше – их женщин».

10 Еще одна точка зрения: носки Джона Траволты истрепались сами собой к 21-му съемочному дублю, который в результате и попал в фильм. 

9. Не тот наркотик: ошибка Миа Уоллес

По сюжету фильма героиня Умы Турман — опытная наркоманка, тем не менее, это не спасает ее от передозировки, причиной которой становиться ее собственная ошибка.

В 90-е в Лос-Анджелесе кокаин распространялся в пакетиках, а героин упаковывали в шарики.

Наркоторговец, предупредив Винсента Вегу, что у него кончилась тара, кладет героин в пакетик, поэтому Миа Уоллес путает тяжелый наркотик с легким, едва не попав на тот свет.6 

10. Черное туалетное проклятье, наложенное на Винсента Вегу

Всякий раз, когда герой Траволты отправляется в туалет, происходит что-то плохое: у героини Умы Турман случается передозировка, мелкие бандиты грабят кафе, наконец, он находит там свою смерть. 

11. Воскрешение: фильм, в котором никто не умирает

Идея воскрешения – физического и духовного — одна из главных идей «Криминального чтива»: «Почти все персонажи фильма умирают либо буквально, либо фигурально, и все они воскресают — в той или иной форме».

9 Героиня Умы Турман, впав в наркотическую кому из-за передозировки наркотиками, воскресает физически после укола адреналином в сердце. Герой Сэмуэля Джексона после того, как он избегает смерти от пуль плохого стрелка, воскресает духовно.

Герой Джона Траволты погибает во второй новелле (в середине фильма), но оказывается жив в третьей благодаря особенностям драматургии. Эпилога в «Криминальном чтиве» не может быть по определению: смерть в мире «Криминального чтива» исключена как смыслообразующий фактор.

Героям фильма не ведома экзистенциальная тоска: «Они оказываются как бы бессмертными, заключенными в самодостаточный мир без начала и конца, где все события происходят одновременно, никогда не приближаясь к катарсису.9

12. «Криминальное чтиво»: кино вне времени

Почти ничто в «Криминальном чтиве» не выдает года создания фильма – 1994-го. Мир, в котором существуют его герои (равно как и других фильмов Тарантино), подчеркнуто лишен каких-либо характерных примет какого-то определенного времени.

Обезличенный одноэтажный Лос-Анджелес, однотипные закусочные с одинаковым набором блюд, поддержанные автомобили – действие фильма можно с равным успехом отнести и к началу 80-х, и к началу 90-х.11 Или даже к началу 2000-х, что косвенно подтверждает сцена, где герой Кристофера Уокена, ветеран вьетнамской войны, передает маленькому Бучу часы его отца.

Если сопоставить экранный возраст героя Брюса Уиллиса (39 лет) с датой этой встречи (никак не раньше 1970-го года, учитывая плен, в котором оба офицера провели несколько лет), то выяснится, что основное действие фильмы происходит не в 1994-ом году, а в начале XXI века.

9 В этом случае эпизод с фамильными часами, которые годами прятал в заднем проходе пленный американский офицер в северо-вьетнамском лагере – не просто глумливая шутка, а вполне серьезная заявка Тарантино на борьбу с самим Временем, которое он умеет так виртуозно шинковать на экране.12

13. Ночной город за окнами такси: привет фильмам нуар

Вместо реального ночного пейзажа за окнами такси, в котором боксер, герой Брюса Уиллиса, бежит с выигранного матча, зрители видят черно-белое изображение – так называемую рирпроекцию.

С ее помощью в кинематографе долгое время создавали иллюзию движения персонажа в пространстве: актеры (всадники на лошадях, водители автомобилей, пассажиры поездов) снимались на фоне экрана, на обратную сторону которого проецировался движущийся пейзаж.

С появлением цветного кино этот способ комбинированных съемок из-за своих технологических недостатков (неконтрастное мутное изображение) потерял прежнюю популярность.

Показывая с помощью рирпроекции черно-белый городской пейзаж, Тарантино отсылает зрителей к эпохе черно-белого кино, к фильмам жанра нуар, в которых боксер на закате карьеры – один из типичных героев.

14. Смерть из-за чтения в туалете

Невнимательный герой Джона Траволты, не заметив прихода боксера Буча, увлеченно читает в туалете книгу в жанре pulp – произведение Питера О'Доннелла «Модести Блэйз» о приключениях одноименной супершпионки а-ля Джеймс Бонд.

Винсент Вега – единственный персонаж фильма, который живет на авось, верит в случайности и не верит в Чудо (в отличие от героя Брюса Уиллиса). Дважды он избегает кары, но в третий раз становится жертвой своей любви к чтению книжной макулатуры в туалете*.

Впрочем, то, что Винсент Вега погибает в середине фильма, но потом снова возвращается на экран, дает основания считать, будто в течение всей истории он на самом деле был ни жив, ни мертв.

15. Брюс Виллис выбирает оружие: самурай

Именно Тарантино впервые показал, что современные люди начали вести себя так, словно они персонажи масскульта: «И до Тарантино все знали, что Америка – страна насквозь кинематографическая, то есть ее кинообраз реальнее реальности.

Но когда герой Брюса Уиллиса выбирает оружие мести, – бейсбольную биту, бензопилу, самурайский меч, зал покатывается от хохота, ведь за каждым видом оружия своя жанровая традиция»1. Бейсбольная бита – традиционное оружие гангстеров, реальных и киношных.

Бензопила – предмет обихода из дешевых фильмов ужасов, населенных зомби и провинциальными маньяками.

Уиллис не просто выбирает оружие, он выбирает самоидентификацию: меч – оружие японских самураев, которым и уподобляет себя герой Брюса Уиллиса, совершив благородный поступок* и спася своего врага от смерти.

16. Два чуда: чудо с выстрелами и чудо с тостером

Плохой стрелок пускает пули мимо цели, и герои Джексона и Траволта остаются живы. Этот эпизод меняет жизнь первого, но совершенно не трогает второго. Благодаря своей вере в Чудо, в Божий промысел, герой Джексона уцелеет к хронологическому концу истории, а герой Траволты – погибнет.

Из-за этого эпизода Тарантино нередко называют13 главным моралистом современности: в его мире в живых остаются только хорошие парни: «Самюэл Джексон покаялся, а Джон Траволта нет, вот и все». Пули мимо цели и тостер с гренками, который спас героя Брюса Уиллиса, – это Божий промысел, а не случайность.

Тарантино придерживается о себе того же мнения: «Посмотрите мои фильмы – они почти полностью соответствую старому Кодексу Хейса (своду цензурных правил, который был принят в США в начале 1930-х годов). Насилие особо не тревожило Голливуд в те годы.

Вы могли показывать сколько угодно насилия при условии, что плохо парень будет убит и в конце или признает свои грехи».3

17. Проповедь, которая не завершается убийством

В финальной сцене герой Сэмуэля Джексона, наведя пистолет на грабителя ресторана, уже не может произносить свою религиозную проповедь с цитатой из Библии так, как он делал это раньше перед каждым убийством. После того, как с ним произошло чудо, благодаря которому он остался жив, гангстер впервые осознал смысл своей речи. Как объясняет сам автор, Квентин Тарантино, «это и есть конец фильма».1

Использованные источники:

  1. Юрий Гладильщиков, «Афиша. 500 главных фильмов всех времен и народов».
  2. Вайль Петр, «Похвальное слово штампу, или Родная кровь», «Иностранная литература»,  №1, 1996 г.
  3. Тарантино Квентин: Интервью. СПб., Азбука-классика, 2007 г.
  4. Журнал «Искусство кино», №11, 1994 г.
  5. Филиппов Сергей, «Киноязык и история. Краткая история кинематографа и киноискусства», стр. 120, М., Альма Анима, 2006
  6. Статья Дмитрия Пучкова на сайте oper.ru.
  7. Трюффо Ф., «Кинематограф по Хичкоку», М., 1996 г.
  8. Французский киножурнал «Positif», № 405, 1994 г. 
  9. Полотовский Сергей, рецензия на “Криминальное чтиво”
  10. Кобрин К., «Неинтересные носочки Винсента Веги». Журнал «Итоги», №4, 2000 г.
  11. Алексей Вдовин, «За что мы любим Тарантино», журнал «Урал», №6, 2001 г.
  12. Трофименков Михаил, “Символ вечности”, газета «Коммерсант», 31 мая 2007 г.
  13. См. текст в блоге Сергея Кузнецова.

Источник: http://distantlight.tv/index.php/ru/component/k2/item/27.html

Тайны и ляпы фильма

Chevrolet Nova из фильма «Криминальное чтиво»: искусство быть незаметным

“Криминальное чтиво” (Pulp Fiction — бульварные книжки и журналы в мягких переплетах) — киношедевр американского режиссера Квентина Тарантино находится в первой десятке лучших 250 фильмов мирового сайта IMDb, где определяющим является зрительское ание.

Фильм получил премию «Оскар» за лучший сценарий и «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля 1994 года, то есть был признан и Америкой, и Европой. Картине дали еще более сорока наград.

Редчайший случай в кинематографе, когда при восторженных отзывах критики было и массовое зрительское признание, что вылилось в $213 млн при прокате, а бюджет был $8 млн.

Тарантино открыл свой уникальный жанр: черная, криминальная комедия с нелинейным сюжетом. Режиссер показывал эпизоды не в хронологической последовательности, а переставляя прошлое и будущее в ленте по своему усмотрению. Этот фильм вывел на новую орбиту полузабытого после «Лихорадки субботнего вечера» (1977) Джона Траволту.

Он согласился на скромный для артиста его уровня гонорар в $150 тыс., но после роли ганстера Винсента Веги его гонорары стали исчисляться миллионами. В этой картине самый большой гонорар в $800 тыс. достался Брюсу Уиллису, сыгравшему боксера Буча. На эту роль Тарантино хотел обязательно взять звезду.

Вначале он планировал предложить ее Сильвестру Сталлоне, но потом решил, что это будет слишком прямой отсыл к «Рокки» и отдал роль «крепкому орешку».

Ума Турман, “Криминальное чтиво”

Любопытно, что во время съемок фильма о криминальной жизни Лос-Анджелеса, произошло реальное преступление: был угнан красный кабриолет Chevrolet Malibu Тарантино, на котором в кадре разъезжает Винсент. Автомобиль был найден только спустя 19 лет.

Творчество Тарантино породило бум на динамичные брутальные боевики, пронизанные иронией и жестокостью. Именно «Криминальное чтиво» практически легализовало английский мат в кино. Однако сам режиссер совсем не походил на «отца кровавых комедий».

К примеру, прилетев на Московский международный кинофест в 2004 году, он еще в аэропорту потребовал, чтобы его отвезли на могилу поэта Пастернака.

Там он попросил телевизионщиков уйти, чтобы побыть наедине со своим «литературном кумиром, стихи которого знал с детства».

«Тарантино поломал стереотип, что длинные диалоги — это скучно»

Режиссер Любомир Левицкий («Тени незабытых предков») первым в Украине снял комедийный боевик в тарантиновском духе — «Ломбард», который вышел в прокат прошлой осенью.

— Любомир, как Тарантино, на ваш взгляд, повлиял на мировой кинематограф своей картиной?

— Тарантино — это Колумб в своем жанре, который он сам и открыл. Он поломал стереотип того, что длинные диалоги могут быть скучными. А решил он это с помощью саспенса (состояние тревожного ожидания, беспокойства. — Авт.

), когда параллельно с бессмысленным бла-бла-бла он заявляет альтернативный фактор — показывает героя или предмет, который несет опасность тем, кто в данный момент расслаблен.

Как по мне, это он позаимствовал у Хичкока и просто приправил другим соусом.

— Заметно влияние Тарантино и в вашем «Ломбарде». Что вы для себя взяли из его арсенала?

— Для меня был важен большой темп, динамика, с которой герои двигали сюжет. Хотя меня сильнее вдохновил на это кино Гай Ричи — скорее, для его аудитории сделан фильм. Хотя и тарантиновское «Чтиво» было в кармане моей музы.

— Из-за увлечения Тарантино вы пригласили в картину «украинскую Уму Турман» Василису Фролову?

— Вася Фролова — моя давняя подруга, и я ей обещал роль в такого рода фильме. Все получилось отлично, она четко была на своем месте.

«Мне захотелось поиграть в тарантиновские игры»

Режиссер Анатолий Матешко («День рождения Буржуя») в сюжете своего фильма 2007 года «Луна-Одесса» использовал образ Умы Турман: девушку, похожую на эту актрису, выдают за оригинал и требуют деньги с авторитетов.

«Криминальное чтиво» — мой любимый фильм Тарантино, — признался режиссер. — Его фишка — ирония, вплетенная в криминальный сюжет. Оригинальное новеллистическое построение, когда начало является концом.

В фильме «Луна-Одесса» мне захотелось поиграть в игры Тарантино: гангстеры в черных очках, девушка, похожая на Уму Турман. Но у нас, скорее, авантюрный сюжет. Сценаристка Чернова написала историю с прицелом на Васю Фролову.

Мы встретились, идея ей понравилась и все сложилось.

«ЗЕД — НЕ ПОЛИЦЕЙСКИЙ, ОН — ОХРАННИК ИЗ МАГАЗИНА»

Поклонников «Криминального чтива» среди реальных бандитов, как оказалось, немного. Но «Вести» все же нашли криминального авторитета. Ему за сорок, четыре года он прожил в Америке, так что в курсе не только уголовщины здесь, но и в Штатах. Мы расспросили его, что в том знаковом фильме похоже на правду, а что явный ляп?

— Двое бандитов Винсент Вега и Джулс Винфилд, когда едут забирать деньги мафии у каких-то вооруженных отморозков, к которым попал кейс шефа, говорят по дороге о всяких пустяках, но не о деле. Это нормально, ведь для них эта поездка может стать последней?

— Для киллеров отвлеченные разговоры — это нормально. Они говорят о мелочах, чтобы снять напряжение, но подсознательно готовятся к схватке.

— Джулс перед тем как открыть огонь назидательно прочитывает текст из Библии. Бандиты в таких ситуациях любят читать нотации?

— Нотаций и уж отрывков из Библии никто не читает. Если нужно что-то выяснить и завалить, сразу начинается психологический натиск, все на повышенных тонах. Можно прострелить колено, руку, ногу…

— Естественная ли ситуация, когда мафиози просит подчиненного развлечь вечером свою жену? Такое бывает в этой среде?

— Полная ерунда. Такого нет нигде: ни здесь, ни в Америке.

— Извращенец-полицейский посмел изнасиловать мафиози Марселласа Уоллеса. Разве коп мог не знать его в лицо? Даже если бы главаря убили — насильника бы вычислили братки.

— Зед — не полицейский. Это ошибка. Это охранник из магазина. В Штатах такая форма, со звездами, в супермаркетах у секьюрити, очень похожая на полицейскую. В Лос-Анджелесе, да еще в благополучном районе, можно не знать в лицо главаря местной мафии. В мексиканских, негритянских гетто — все знают местных мафиози.

— Не настораживает, что у авторитета Уоллеса не было охраны, когда его сбил на машине Буч?

— Мелкие авторитеты в латиноамериканских районах ходят со свитами, а крупные не афишируют себя. В фильме Уоллес вышел из дома купить закуску. В Одессе был такой крупный босс — Карабас, он и в баню без охраны ходил. Его, правда, и застрелили возле бани. Но, в принципе, боссы позволяют себе быть без охраны в респектабельных районах.

— Мог ли на задании так расслабиться герой Траволты, что перед тем как пойти в туалет, оставить оружие на столе?

— Исключено. Ни один браток не оставляет оружие, идя в сортир. И ситуация ненатуральная, когда жертву ждут в квартире. Братки ждали бы Буча либо в соседних, либо в машине. Еще одна неточность: в одиночку никто не ждет в засаде, минимум вдвоем.

Кадр из фильма “Криминальное чтиво”

— Действительно ли в США мафия крышует бокс? А в Украине боксеров крышуют бандиты или другие виды спорта?

— В Америке — да. У них развиты букмекерские конторы, где играет куча народу. Там, помимо Лас-Вегаса, не слишком разрешают азартные игры. Буч — всего лишь местный боксер, но в конторах крутятся немалые бабки.

У нас крышуют только футбол: трансферы игроков, договорняки, пиление бюджета клуба.

В остальных видах спорта денег значительно меньше, поэтому нашу мафию они не интересуют, а букмекерский бизнес представлен в Украине слабо.

— Настоящие головорезы отдали бы деньги случайным отморозкам, грабящим кафе?

— Это абсолютно нереально. Правда, там у героя Джексона перелом сознания. Но даже при этом никто бы не стал отдавать наличность, внутренние правила не позволяют. Об этом поступке могло стать известно другим пацанам и никто бы этого не понял. Полторы тысячи баксов на те времена крупная сумма.

Кстати, в Штатах немного кэша с собой носят — в 90-е уже были банковские карточки. Обычно с собой до $50. Поэтому собирание кошельков — глупость. У многих американцев, живущих в криминогенных районах, есть на случай ограбления «дежурная» двадцатка.

И полиция по поводу таких ограблений, когда негру с ножом отдали $20, даже не заводят протоколы.

— Какие еще явные неточности в картине?

— Буч протирает платком автомат от отпечатков пальцев только с одной стороны, но брал-то он его с двух сторон, обеими руками. Еще можно заметить, что уже в 90-е во всех закусочных в Америке были видеокамеры, и грабителям было непредусмотрительно появляться там без балаклав.

  • Интересно 17 неизвестных мгновений весны

Источник: https://vesti-ukr.com/kultura/72588-tajny-i-ljapy-filma-kriminalnoe-chtivo

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.