А вместо дороги – река и море: зимники 1960-х на Крайнем Севере

Как «Ленд Роверы» (и мы) на Крайнем Севере замерзали

А вместо дороги – река и море: зимники 1960-х на Крайнем Севере

«Извините, бар открывается в 13:00, пока могу предложить только водку», — невозмутимо заявил за завтраком якутский официант. Дальше должна была начаться героическая история о том, как отважные журналисты на «Ленд Роверах» Discovery 5 покорили загадочную Чукотку. Но…

не сложилось. Люди держались, техника тоже, а вот аномальные снегопады превратили дальние уголки не менее Дальнего Востока России в непроходимую целину. Даже к концу зимы тяжелая техника не смогла пробить зимник к Певеку, оставив регион без автомобильного снабжения извне.

По зимникам мы колесили на стандартных Discovery с трехлитровыми турбодизелями V6 (249 л.с.). Подготовка ограничилась защитой днища, экспедиционными багажниками и теплоизоляцией моторного отсека.

«Ленд Роверы» выдержали морозы стойко, даже с постоянно работающими двигателями показав средний расход 11 л/100 км. Разве что пневмоподвески плохо переносили долгую езду с поднятым кузовом — перегревались компрессоры.

У Disco 4 такой проблемы не было

В краю белого безмолвия загадывать вообще не стоит. Суровая природа здесь пока еще сильнее человека, что надо просто признать и принять. Не так ли закаляется стойкий нордический характер? Вот и нам пришлось смириться с поражением, развернувшись назад к Якутску. Хотя острых впечатлений от этого меньше не стало.

День 1. Среднеколымск

К выезду готовились в Среднеколымске — городке полярных контрастов на 3 500 жителей. За те 375 лет, что здесь постоянно обитают люди, обстановка изменилась мало. Высоких каменных домов как не было, так и нет.

Центральная канализация, по сути, отсутствует: даже в лучшем кафе города по нужде надо топать в деревянную будку во дворе. А питьевую воду добывают изо льда реки Колымы.

Выпиливают прозрачные параллелепипеды, складируют здесь же эдаким якутским Стоунхенджем и по мере необходимости утаскивают глыбы домой на санках или снегоходах. Можно и снег топить, но, говорят, невкусная из него вода получается.

Маршрут полярной экспедиции «Открывая Россию», посвященной 70-летию Land Rover, проложили по трассе «Колыма» и зимнику «Арктика»

Испокон веку такой лакомый «курорт» власти использовали, чтобы сломить волю неугодных. Одно время Среднеколымск называли Пропадинск — каждый пятый горожанин здесь был ссыльным или каторжником.

Многие не выдерживали — стрелялись. В советское время округу наполнили жуткие гулаговские лагеря «Дальстроя».

А сейчас над Колымой проходят испытательные трассы ракет: жители уже не удивляются розовому снегу, мутациям животных и их аномальному поведению.

Хорошо хоть с местными племенами вроде юкагиров, эвенков, ламутов удалось, наконец, подружиться. Бои Гражданской войны не утихали в Якутии аж до 1928 года. А еще раньше колонизировавших Дальний Восток казаков кошмарили… чукчи.

Это в анекдотах оленеводы — смешные недотепы, а на деле ребята оказались жесткими полярными спартанцами, вырезающими своих же немощных стариков, если те переставали приносить пользу.

В краеведческом музее рассказали, что русские боялись воевать с чукчами: «Убьют, и не поймешь откуда». Якобы один такой «боевик» мог уложить десятерых, прежде чем его самого обезвредят.

Справиться с непокорными аборигенами получилось только у советской власти — не устояли чукчи перед обычной водкой… Но теперь с алкоголем в Якутии строго: купить можно только в спецмагазинах в строго определенное время.

Из разряда «внезапно»: на берегу Колымы грозит стволом на юго-восток танк Т-34-85.

Откуда он здесь, где броневых частей и сражений сроду не было? Оказалось, памятник установили к годовщине победы в Великой Отечественной войне, когда администрации Среднеколымска захотелось заиметь свой монумент, последовав примеру других городов.

Военные в просьбе не отказали и прислали на барже раритет: так появилась уникальная для Крайнего Севера достопримечательность

Удивительно, как при такой обстановке в Среднеколымске развивалась наука.

В 1893 году открылась метеостанция, в 1918 году запустили первую в Якутии радиоточку, комплекс зданий которой начали строить еще в царские времена при участии итальянца-краснодеревщика и 5 японцев. А в 1901 году из Среднеколымска отправили в Якутск караван с обнаруженными в вечной мерзлоте останками мамонта. Конвой шел с ноября по январь. Нам предстояло проделать этот путь за несколько дней.

День 2. Среднеколымск — Зырянка. 390 км

Ночью машины не глушили — температура опустилась ниже 40 градусов. В «Дискавери» даже градусники отрубились, не рассчитаны датчики на лютый мороз. Но главное — агрегаты работают исправно. Поэтому утром по плану двинулись на заправку. Арктическая солярка стоит 62 рубля за литр, 92-й бензин на 50 копеек дешевле, а другого топлива здесь просто нет.

Зимник «Арктика» — единственная автомобильная артерия на Чукотку, но трассой эту узкую, извилистую тропу средь снегов по пояс можно назвать условно. Ямы, кочки, переметы — средняя скорость под 30 км/ч уже считается удачей.

Легковушек почти нет, изредка попадаются фуры с полноприводными тягачами — с цепями на колесах, утепленными кабинами и двойными стеклами на скотче. Обгон или разъезд с неповоротливыми большегрузами — отдельная история. Неверное движение, закапываешься в рыхлом бруствере. Чуть переборщил с газом, машина соскальзывает и..

. К счастью, коллега отделался разбитым задним фонарем и поцарапанным крылом. Ползем дальше.

Самое опасное — ледовые переправы. Вроде бы небольшое болотистое озеро. И вдруг аж два палаточных лагеря с техникой. Это сотрудники золотодобывающей артели пытаются достать с 4-метровой глубины два трактора Komatsu по 30 миллионов рублей каждый.

Они двигались на север своим ходом и ушли под воду почти моментально. Один водитель выпрыгнуть не успел… Вроде и лед многометровой толщины, а такими трагическими историями Крайний Север полнится.

С тех пор на трещины стали поглядывать трижды внимательнее.

Незаметно пересекли Полярный круг и въехали в Зырянку — еще один порт и угледобывающий поселок на Колыме. Сознательные путешественники даже на президентские выборы успели. Правда, на избирательном участке нас встретили недружелюбно.

Узнав, что пожаловали журналисты, ретивая глава комиссии при молчаливом согласии вялых «независимых» наблюдателей прогнала прочь съемочную группу, грозясь вызвать полицию.

Зато выборы дали календарный ориентир — 18 марта, а то мы уже потерялись во времени. И вот почему…

День 3. Зырянка — Усть-Нера. 595 км

Утром снова подморозило до минус 40. Яркое солнце осветило бараки, серые «хрущевки» и коптящую трубу котельной Зырянки — такой угольный мордор есть, увы, чуть ли не в каждом колымском поселке.

Радуемся, что зимник быстро стирает из памяти негативную картинку.

В этот день выдался самый живописный перегон через три горных перевала хребта Черского, замерзшие озера и голую тайгу, расчищенную ветрами от снега.

Ледяная пустыня кажется безжизненной, но стоит выйти из машины — видишь следы зверей от песца до волка. Хотя уютнее всего в вечной мерзлоте, похоже, чувствуют себя лошадки якутской породы.

Этих мохнатых животных эволюция научила выдерживать лютые морозы и рыть копытами снег, отыскивая пропитание под белым покровом
Но этот же отрезок стал и самым утомительным. Копать и вытаскивать Discovery пришлось уже на выезде из Зырянки. Ночью прошла пурга, зимник замело напрочь.

Как не увеличивай клиренс пневмоподвеской, как не щелкай режимами Terrain Response — все равно садишься на пузо. Стравили давление в шинах до 0,8 атм и аккуратно: где ползком, а иногда ходом пробивали колею на свободу. Потому что ждать помощи на «Арктике» можно долго.

Мобильной связи нет, жилья, кроме узловых пунктов, — тоже, о магазинах и заправках даже не говорю — забудьте.

Поэтому разумнее готовиться к худшему и рассчитывать только на свои силы. Вот отчего на стоянках порой свалены кучи контейнеров.

Грузовики снабжения заполярных и чукотских поселений в отчаянии сбрасывают ношу, надеясь успеть вернуться домой до наступления весны и закрытия зимника.

Шутка ли — в таких условиях фура из Магадана идет до нижней Колымы с месяц! Что до груза, то его потом подберет адресат, отправив по назначению уже водным или автомобильным (если дорога позволяет) транспортом.

Плотность населения Якутии — одна из самых низких в России. Краеведы вспоминают случай, когда в 50-х годах на Колыме обнаружили неучтенное племя, ничего не знавшее о советской власти — аборигены жили в своем патриархальном микромире, как и много лет назад

Понятно, водители в таких суровых условиях своих в беде не бросают. Даже если сами были неправы.

Так, на ведущий Land Rover нашего конвоя скатился под откос «Урал» с отказавшими (вроде бы) тормозами. Как потом выяснилось, у шофера не было прав! А зачем? Гаишников-то здесь не водится… Повезло, Discovery успел «отпрыгнуть» в сугроб, от тарана многотонной машины пострадало только боковое зеркало.

Примотали отражающий элемент скотчем, оформили автогражданку по европротоколу и двинулись дальше.

Спустя 17 часов в Усть-Неру не въехали — вползли на автопилоте: вконец измотанные, клюющие носом. Это в Европе 600 км — не дистанция. Включил круиз-контроль и кофе потягиваешь.

На Колыме бодрящий напиток разве что из термоса, а расслабиться на зимнике невозможно. Зазевался — лови удар в подвеску от замаскированной в белой пелене ямы. Затормозил поздно — скользишь по льду в бруствер.

О перевалах и говорить не будем, ошибка в горах чревата полетом в пропасть.

День 4. Усть-Нера — Хандыга. 562 км

Километраж четвертого дня выдался не сильно меньше, но насколько легче ехалось! Потому что с зимника «Арктика» свернули на трассу «Колыма». Считается она федеральной и связывает Магадан с Якутском круглый год.

Ну почти — за исключением межсезонья, когда на реках Лена и Алдан ледовая переправа уже невозможна, а паромная еще не заработала.

Автомобильных мостов через широченные водные артерии на единственном сухопутном пути к побережью Тихого океана до сих пор нет!

Да и вообще, ведущий историю с 1932 года Колымский тракт полностью открыли для круглогодичного движения только в…

2008-м! Часть опасных участков, построенных на скорую руку еще заключенными «Дальстроя», переложили заново, но все равно трасса «Колыма» — рай разве что на фоне зимника.

Асфальта здесь тоже не ищите: только замерзший, временами ровный грунт. Связи и сервиса по-прежнему нет. Зато чистят получше и ширина приличная — обгонять проще.

Важно не расслабляться раньше времени. Разъезжаясь в узком месте со встречным бензовозом (как их здесь называют — наливом), один «Дискавери» слегка заехал на обочину и мгновенно провалился правыми колесами. Следом, по инерции повторяя маневр ведущего, застряли еще две машины.

Колымский тракт любит подкидывать сюрпризы: например, сначала усыпляет широкой ровной лентой до горизонта, а потом внезапно пугает узкими, в одну машину, прижимами. Горными трехмерными серпантинами, на которых в любой момент тебе в лоб способен выскочить грузовик.

Судя по обилию автомобильных скелетов на склонах, это не шибко редкая ситуация.

День 5. Хандыга — Якутск. 411 км

Местные шутят, что как заводят машину в сентябре, так и не глушат до апреля, пока холод не отпустит. Но ближе к столице Якутии теплеет. После минус 40 даже 18 градусов кажутся ерундой: спокойно гуляешь без шапки и варежек, будто на курорт приехал.

Или это коллективная галлюцинация, как вот та летающая тарелка? Но нет — в поселке Хандыга и правда приземлился инопланетный корабль. В классической форме НЛО выполнили здание Детского эстетического центра. Неслыханная для Колымы дерзость, где почти все строения сугубо практичны: деревенского, фабричного или лагерно-барачного типа. Ведь Хандыга — бывший распределительный пункт ГУЛАГ.

Километров за 200 до Якутска Колымский тракт, наконец, оживает — вдоль трассы вырастают домики, забегаловки и даже громадные стадионы якутских национальных игр. Заработала связь, подешевело до 50 рублей топливо. Но дорога от этого легче не стала.

Чтобы попасть в город, надо пересечь по льду широченные реки — Алдан и Лену. До полюса холода в Оймяконе рукой подать, но специалисты уверяют, даже здесь климат меняется.

Все чаще водные артерии вскрываются не в срок, образуются причудливые наледи, машины проваливаются под лед… Поэтому зимники стараются прокладывать в обход крупных водоемов. Проблема в том, что на подходе к Якутску это невозможно.

Поэтому движемся по переправам предельно аккуратно, соблюдая дистанцию минимум 70 метров, отстегнув ремни безопасности и открыв окна. При чрезвычайной ситуации это дает шанс на спасение.

Повезло: финальный отрезок маршрута прошли без приключений, конвой из восьми серийных Discovery успешно добрался до Якутска. Хотя все могло быть иначе.

На Колыме богатейшие запасы золота, урана, вольфрама, олова — российская кладовая полезных ископаемых! Но выйти из нее без потерь сложнее, чем попасть внутрь. И символично, что авантюрной попыткой пробиться через этот суровый край на недоступную Чукотку цикл экспедиций «Открывая Россию» завершается.

По секрету скажем — ненадолго. Скоро «Ленд Роверы» отправятся в новую серию путешествий. Ведь заповедных уголков на нашей планете еще, к счастью, хватает.

Источник: https://auto.mail.ru/article/68510-kak_lend_rovery_i_my_na_krainem_severe_zamerzali/

Зимники — дороги севера

А вместо дороги – река и море: зимники 1960-х на Крайнем Севере

Мы проехали 21 тысячу километров по дорогам России, но меня не покидает ощущение, что мы видели лишь малую её часть. Узкая полоска цивилизации вьется вдоль Транссиба. А в стороне лежат огромные земли, доступные, как и сотни лет назад, только там, где есть реки. И зимники.

Зимники — это главные артерии Северов, районов лежащих вне дорог в привычном для жителя европейской России смысле.

65 процентов территории России приходятся на районы с вечной мерзлотой, причем, именно там сосредоточена масса полезных ископаемых, с которых, собственно, и кормится Россия. Изрядная часть северных поселений соединена с материком только зимниками.

Каждый год их строят, накатывают, поддерживают или просто едут по ним на свой страх и риск. Вот, например, в Якутии:

  • почти 7 тысяч километров зимников прокладывается в Якутии каждый год
  • зимники — это 60% общей протяженности местных якутских дорог
  • по зимникам в Якутии перевозится 80% необходимых грузов
  • 18 северных и арктических районов Якутии сообщаются с Большой землей только по зимникам.

Зимники — это испытание для человека. Рассказы дальнобойщиков не хуже, чем рассказы Джека Лондона. Мороз, удаленность от цивилизации, капризы природы делают доставку грузов опасным приключением.

Обязательно почитайте заметки Альбины С. на drom.ru. Зоркий глаз и хороший слог. Она уже 12 лет ездит с мужем-дальнобойщиком и повидала на своем веку немало.

Собственно, большая часть фотографий — это то, что бывает с машинами на зимниках.

Подъем на зимнике. Не осилил подъем. Фото Альбины С. @ drom.ru

Каждый подъем с тяжелым грузом чреват сходом с дороги.

Когда мы ехали по Уралу, то отмечали, что многие грузы тащат машины, которым не хватает энерговооруженности.

Обычно в голове такой «колбасы», которая движется километров 20 в час, едет КАМАЗ, который еле справляется с  грузом. Эта «колбаса» растягивается на десятки километров, и обогнать ее очень сложно.

А на зимниках перегруженные машины просто порой не выдерживают.

Перегруженный цементом прицеп просто сломался на зимнике. Фото Альбины С. @ drom.ru

Судя по фото Альбины С., большую часть парка составляют именно КАМАЗы. Видимо, основным критерием оказывается то, что их можно починить в самой глухой глуши (об этом, собственно, нам рассказывал Ильдар на родине КАМАЗов в Набережных Челнах).

Ремонт КАМАЗа на зимнике. Зимой звенеть ключами особенно «приятно». Фото Альбины С. @ drom.ru

Однако Альбина отмечает, что:

Машин много. Почти все — большегрузные иномарки, которые вызвали двоякое чувство. Радостно, что в прошлое уходят старые машины, появился некоторый достаток. Огорчало, что в этой массе автомашин мало отечественных. И что заработанные деньги россиян уходят на новые рабочие места за рубежом, на процветание чужого автопрома.

Грейдер на зимнике. Фото Альбины С. @ drom.ru

Важные зимники чистят и ровняют грейдером, подсыпают щебень на подъемах. Однако, и тут экономят:

От начала зимника и до пикета «Бур» пролетели махом. Это около 200 км. Раньше этот участок проходили почти сутки. Одно огорчило, что дорогу сделали узкой. Говорят, строили две организации. Одни — шириной шесть метров, другие — семь.

Мужики, которые укладывали грейдер, рассказывали, что вышестоящая организация не разрешила делать дорогу шире хотя бы метра на два. Денег нет.

Чувствую, ударит по дальнобойщикам эта экономия, если уже сейчас видны следы съездов машин на обочину.

Не разъехались на зимнике. Дорога узковата.

Но, пожалуй, не буду больше рассказывать с чужих слов и показывать чужие фото. Я, собственно, это пишу, чтобы еще раз подчеркнуть, что та дорога, по которой мы ехали — это очень и очень хорошая дорога.

И что есть много территорий, достаточно населенных, но построить там постоянную дорогу пока не получается. Конечно, новые технологии, применение геополотна и геосеток дают надежду на исправление ситуации. Вот хорошая статья о проблемах северных дорог.

Так что, пока жизнь на Северах — это борьба за жизнь в достаточно суровых условиях. Спасает закалка людей, только обидно, что на людях по-прежнему экономят.

Документальный фильм «Зимник. Край лютых»

Трейлер к фильму «ЗИМНИК. Край лютых», автор и режиссер Евстифеев Николай, оператор Сафронов Антон. В 2010 году фильм получил награду на Московском фестивале студенческих и дебютных фильмов в номинации «Лучший документальный фильм».

Типичное видео про зимник на Ямале

Бовоненково — поселок на Ямале, где располагается администрация Бованенковского нефтегазоконденсатного месторождения. Это гигантское месторождение в центре Ямала и зимников тут хватает. Фото, музыка, кадры ДТП.

Источник: http://Trans-Continental.ru/zimniki-dorogi-rossii/

Зимники – дорога жизни для северян

А вместо дороги – река и море: зимники 1960-х на Крайнем Севере

Автозимник – это дорога с проезжей частью, построенной изо льда, намораживаемого послойно, или из уплотненного снега и льда, а также проложенная по замерзшему льду рек и озер.

Так, для многих жителей отдаленных и труднодоступных населенных пунктов Якутии зимники, протяженность которых составляет более 16 тыс. км – это настоящая дорога жизни, которая действует в течение почти полугода. По зимникам в период закрытия навигации доставляют продукты питания, топливо, строительные материалы и другие жизнеобеспечивающие грузы. 

Зимники есть не только в Якутии, но в других регионах: на Чукотке, в Камчатке. Корреспонденты ТАСС узнали, как и в каких условиях прокладываются зимники и чем отличаются такие дороги в разных регионах.  

В этом году аномально теплая погода на севере привела к срыву сдачи автозимников не только в Якутии, но и на Чукотке, где задержалось строительство снежной трассы от городского округа Певек до поселка Билибино Чаунского района.

“Традиционно автозимник открывался 15 января, но сейчас строительство автозимника происходит в сложных условиях. Этот год отличается от трёх предыдущих сильными ветровыми нагрузками и нетипичными для чукотской зимы плюсовыми температурами.

Западные ветра, наледи на реках, метели осложняют нашу работу на автозимнике.

Часто приходится возвращаться на уже готовые участки, чтобы заново всё расчищать”, – сообщил заместитель директора обособленного подразделения Чукотской горно-геологической компании в Певеке Александр Слободяник.

В Якутии нынче сложная погодная обстановка сложилась в колымской группе районов, где из-за отсутствия зимников ощущается нехватка дизельного топлива для электростанций. На данный момент идет прокладка зимника до села Андрюшкино, где проживают более 800 человек, которое расположено в 450 км от райцентра Нижнеколымского района Черского.

Было принято решение пробивать дорогу со стороны соседнего Среднеколымского района города Среднеколымск, который расположен в 240 км от Андрюшкино.

До начала февраля дорожная техника должна добраться до села, где для экономии дизельного топлива каждые два часа проводятся веерные отключения света, на 10 градусов понижен температурный режим в жилом секторе.

В начале января такая же ситуация сложилась и в другом населенном пункте – селе Колымское, но силами муниципалитета и дорожников удалось пробить зимник в кратчайшие сроки и начать бесперебойный завоз топлива и продуктов питания в село.

По словам дорожников Якутии, причиной, повлекшей за собой позднее открытие автозимников, стал обильно выпавший снег в северных и арктических районах в начале ноября, превышающий месячную норму в 4-5 раз, что значительно усложнило работу дорожников. Толщина снега местами колеблется от 1,2 до 1,8 метров. Непростая ситуация осложнялась тем, что под снежным покровом протекали многочисленные незамерзшие речки, которые затрудняли проезд вездеходной и дорожной техники для пробивки автозимников.

“В сложных природно-климатических условиях Якутии погода играет важнейшую роль в жизни каждого местного жителя. Именно поэтому каждая подрядная организация закрепляет за своим участком автомобильной дороги дежурную вездеходную и дорожную технику для экстренных случаев”, – отмечают дорожники.

Особенности якутских зимников

О технологии и особенностях прокладки зимника в Якутии ТАСС рассказал генеральный директор Управления дорог Республики Саха Николай Сивцев.

“Автозимники в основном прокладываются в ноябре-декабре месяце учитывая фактическое состояние льда и погодных условий.

Нынче, несмотря на эти погодные сложности, скоординированная работа наших экспертов совместно с подрядными организациями позволяет проводить работы в соответствии с план-графиком по пробивке и очистке автозимников.

В целом дорожные работы проводятся без отставания от календарного графика”, – сказал он.

Автозимники в Якутии рассчитаны в основном на 5 месяцев эксплуатации в зависимости от погодных условий, максимальный тоннаж составляет от 3 до 40 тонн.

Если говорить про отличительные особенности автозимников в разных районах республики, то можно отметить, что в зависимости от местности у каждого района есть свои специфические особенности в части назначения конструкций и методов строительства автозимников.

К примеру, при обустройстве автозимников, проходящих через  реку Лена, где местами есть участки с образующимися наледями и не замерзающими речками,  делают объезды для безопасного и бесперебойного проезда автомобилей.

Для содержания автозимника в Кобяйском районе в феврале-марте, где в этом время задувают сильные ветра,  дорожники живут на вахтовках и тракторах, чтобы обеспечивать бесперебойную связь на автозимниках.  

В Булунском районе, где автозимник проходит через тундровую местность и море Лаптевых, снегопады или сильный ветер очень быстро засыпают дорогу, делая ее совершенно неотличимой от окружающих снежных полей. После каждого снегопада на зимники выходит большое количество дорожной техники, в основном трактора К-700 (“Кировец”), которые тащат за собой специальные волокуши для расчистки или трамбовки снега.

Для удобства работы техники, а также для транспорта, передвигающегося по нерасчищенному зимнику, дорога маркируется специальными вешками со светоотражающими лентами, благодаря которым даже заметенная дорога легко читается, а полноприводная техника может передвигаться без угрозы сбиться с пути.

чукотская зимняя магистраль: Певек-Билибино

На Чукотке, где в зимнее время действуют около 1 200 км автозимников, в ближайшее время будет произведена госприемка самого длинного зимника Певек–Билибино протяженностью около 300 км, по которому доставляется наибольшее количество грузов. Эта магистраль будет работать до конца апреля. Сейчас ее строят сразу две мобильные бригады, которые уплотняют снег специальными тяжелыми волокушами.

Также на Чукотке идет интенсивное намораживание льда для открытия ледовых переправ. “Обычно ледовая переправа через Анадырский лиман открывается в первых числах февраля, однако в этом году из-за оттепели там еще открытая вода. Ожидается, что переправа по лиману откроется не раньше второй половины февраля”, – сказал представитель пресс-службы МЧС по региону.

Зимой через Анадырский лиман проходит ледовая дорога между городом Анадырь и аэропортом “Угольный”. Всего в этом году на Чукотке с февраля по март должна быть запущена в работу 31 ледовая переправа.

Между Корякией и Камчаткой

На территории Камчатского края расположен один автозимник от села Анавгай Быстринского района до поселка Палана в Корякии протяженностью около 500 км. Автозимник, соединяющий север и юг Камчатки, зимой является единственной наземной транспортной артерией между населенными пунктами Корякского округа и бывшей Камчатской области, которые с 2007 года являются единым Камчатским краем.

Он делится на два участка – зимник продлённого действия и зимник. Первый участок проходит от села Тигиль до поселка Палана и составляет около 200 км.

Это гравийная дорога, с мостовыми переходами, она действует круглогодично. Но зимой ее не расчищают, а накатывают по трассе колею. Второй участок – от села Анавгай до села Тигиль – 240 км пути.

Этот зимник работает с конца января – начала февраля по апрель. 

“В настоящее время идет намораживание ледовых переправ и утрамбовка снежной колеи тяжелой техникой.

В частности, благодаря установившимся морозам, начато намораживание самой крупной ледовой переправы в том районе – через реку Тигиль шириной 20 метров, длиной 230 метров.

Грузоподъёмность ледового проезда через реку составит 20 тонн”, – сообщили ТАСС в пресс-службе правительства Камчатского края.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/3982570

Зимник — дорога жизни и смерти

А вместо дороги – река и море: зимники 1960-х на Крайнем Севере

На огромной территории России большая часть земли находится в условиях Арктики, где нет практически никакой инфраструктуры, и между населёнными пунктами, сёлами и деревнями нет никаких дорог, только направления.

Летом населённые пункты окружают дремучие леса и топкие болота, делая путешествие в цивилизацию не просто путешествием, а целой экспедицией, которая северянами воспринимается как норма. Казалось бы, что зимой условия ещё хуже, морозы достигают 50-60 градусов, но тем не менее путешествовать и перевозить грузы по зимним дорогам намного проще, главное — подготовиться к сильным морозам.Проще? Я бы так не сказал. Путешествуя по зимникам севера Якутии, я часто слышал от самих якутских дальнобойщиков сравнение зимника с дорогой жизни и смерти.

отсюда : http://loveopium.ru/rossiya/zimnik-doroga-zhizni-i-smerti.html

Фотографии и текст Ивана Дементиевского

1. Если бы не зимники, то во многие населённые пункты стало бы невозможно забрасывать топливо, еду и прочие необходимые предметы быта.

С другой стороны, работа дальнобойщиком на зимнике — это непрекращающийся экстрим, и во время нашего автопутешествия к морю Лаптевых мы не один раз встречали тех, кто попал в беду на дороге.

Мне даже думать не хочется о том, как люди по несколько месяцев живут на зимнике, вызволяя из ледового плена свои автомобили, и через что они при этом проходят.

Якутские зимники

2. Немного про дороги, по которым мы ездили. Зимник бывает разным: дорогу прокладывают по болотам, тундре, редколесью и даже по рекам. Зимник, проходящий по замёрзшим рекам, на мой взгляд, самый красивый и самый опасный, но и самый удобный — ехать по льду можно с приличной скоростью, но зато на застывшей реке встречаются пустоты, наледи и провалы.

Часть зимника проходила по рекам с очень живописными берегами. Летом тут и вовсе сказочная красота, а мы, подгоняемые временем и опасаясь не попасть в пургу, проскочили эти края на полном ходу.

3. По разбитым таёжным зимникам особенно не погоняешь — кочка на кочке и сверху ещё пара кочек. Бывали дни, когда в день мы проходили всего по 200 с небольшим километров.

От бесконечной тряски начинали болеть даже мышцы! Про спину молчу, на остановках приходилось разминаться — мы отжимались, приседали, делали планку и просто ходили, что бы хоть как то размять мышцы.

У коллеги начал сбоить ноутбук с обычным жёстким диском (непонятно, от морозов или от тряски). Вещи летали по салону. Отдельно переживал за харддиски, но вроде бы обошлось без последствий — работают.

4. Зимник — это не просто направление в снегах и по рекам, это настоящая дорога с указателями и дорожными знаками!

5. Море Лаптевых. Безжизненная пустыня, по которой местами можно было разгоняться до 100 км в час! Но, к сожалению, ровных участков без снега было мало. Ожидал увидеть множество торосов, как на белом море в Карелии, но в этом районе море Лаптевых было словно ровный стол. Проехали несколько трещин и больше никаких препятствий на пути не было.

6. Если тут запуржит — это очень плохо. В считанные минуты дорогу, вернее направление, по которому едут машины, занесёт, и таким машинам как наши, будет невероятно сложно пробиться хоть куда-нибудь. Этот участок по морю считается самым опасным именно из-за пурги, самым непредсказуемым.

На обратном пути из Тикси мы поняли насколько нам повезло. Ночью, пока наша команда отдыхала в гостинице, дул очень лёгкий ветерок, но и его хватило что бы на дороге появились перемёты — частые сугробы.

Если бы не отправленная вперёд шишига (Газ-66), пробившая в некоторых местах нам дорогу, пришлось бы покопать.

7. Здесь я увидел то, ради чего сюда хочется вернуться и уже в нормальном формате сделать путешествие, а не так как у нас, галопом по якутским просторам ))) Впрочем, я не жалуюсь, автопробеги — это всегда быстро и наскоком. Для нормальной работы и сбора фото- и видео-материала, начинать и заканчивать путешествие надо было не в Иркутске.

8. Если пришло время отдохнуть, водитель ищет «карман», ставит туда машину и спит. Все путешественники и дальнобойщики поступают по этому же принципу.

9.

10.

11. Мчали мы по сверкающей пустыне и вот те на, табличка — море Лаптевых!

12. Про опасности на зимниках мы слышали по несколько раз в день, нам вообще рекомендовали не соваться в Арктику и предрекали, что машины наши не пройдут. Я могу отчасти согласиться с этими утверждениями — если бы случилась пурга, у нас были бы проблемы (временного характера). Откопать машину после пурги и куда-то доехать по целине — это своего рода подвиг.

Но зимники в Якутии держат в образцовом состоянии — мы в этом убедились. И я думаю, что после пурги снегоуборочная техника быстро расчищает дорогу, по-другому тут и нельзя — зимники это единственная возможность доставить груз до дальних сёл на севере.

И ещё очень опасно путешествовать в конце зимы — с потеплением на реках начинает появляться вода, и на обратном пути мы проезжали несколько таких мест.

В ледяном плену

13. Мы много слышали про застрявшие машины, нас очень часто предостерегали от необдуманных решений, зимник не прощает ошибок. Но довольно долго мы ехали по зимнику без происшествий и не встречали пострадавших.

И где-то уже в Арктике нам встретился первый утопленник, хотя так и не скажешь что утопленник. Провалился этот камаз неглубоко, но тем не менее, встрял надолго.

Чтобы его вытащить, надо не одну неделю, и если сам водитель не в состоянии это сделать, приглашают специальных ребят которые это делают быстро, качественно и за весьма немаленькие деньги.

14. Как так получается, что машины проваливаются? Случается по-разному. Бывает так, что под снегом не видно воды, и водитель со всего маху попадает в ловушку.

Удивительно, но факт: под свежим снегом вода долгое время не замерзает, у нас один оператор случайно наступил на такой снег и намочил свои валенки. Бывает так, что Камаз сильно нагружен, больше меры и лёд не выдерживает.

Бывают наледи — это когда вода выходит на лёд, начинает замерзать и потом по ней можно ехать, но лёд не толстый, и машины проваливаются.

15. Вот наёмная бригада, которая вымораживет этот КамАЗ. Что значит вымораживает? Под машиной есть лёд. Метр или полметра — этого никто не знает. Для начала, ребята смотрят толщину льда и потом начинают вокруг машины долбить ячейки.

Иногда долбят иногда выпиливают бензопилой неглубокий слой льда. Суть в том, чтобы холод добрался до воды и проморозил её глубже. Как промёрзнет, снова долбят. Этот процесс продолжается до тех пор, пока не выморозят машину целиком.

Тогда стенки между ячейками ломают и вытаскивают утопленика.

Иногда случаются такие аварии, что можно пробить лёд до воды, и тогда вся работа идёт коту под хвост — вся ячейка наполняется водой. Если не делать перегородки, вода затопит всю машину целиком, и вся работа начинается сначала…

16. Каждый случай индивидуален, но, как правило, если машина провалилась и встала, вытащить её получается не меньше чем за месяц. Иногда люди живут здесь по несколько месяцев, мы встречали и таких…

17. На первый взгляд, такую машину уже не восстановить, но это на первый взгляд. Умельцы переберут машину — и она снова начнёт перевозить полезные грузы, хотя трудно сказать, как машина будет работать после таких испытаний.

18. Вот ещё один утопленник. Ему повезло меньше, по крайней мере, завяз он во льдах гораздо сильнее.

19. Тут хорошо видны ячейки и перегородки между ними.

20. Глядя на эту машину, я вспомнил фильмы про катастрофы и обледенения Земли.

21. Эти ребята уже не один месяц живут у машины. Она принадлежит ему, и это единственный кормилец семьи, тут всё понятно. Надо успеть вытащить до наступления весны. Если это не сделать, весенний лёд во время ледохода запросто перемелет КамАЗ, и на нём можно ставить крест.

22. Этот КамАЗ находится в ледяном плену с января. Да, кажется так. Судя по глубине льда, становится понятно, как долго его вымораживали. Водитель КамаЗА, рассказывая про свою беду, открывал нам дверь кабины — там пол во льду, так глубоко провалилась машина.

23. Дальнобойщики в общем то спокойно рассказывают свои истории. Может быть от того, что времени прошло достаточно, может быть они в принципе такие. Вообще, я много повидал в этом путешествии дальнобойщиков, они в принципе ребята спокойные, не то что некоторые джиперы.

24. А вот и наша первая наледь. Нам повезло, мы уже знали про неё и знали, что перед нами по ней прошла примерно наших габаритов машина. Но всё равно, первой пошла подготовленная «восьмидесятка», ну а на подстраховке, если даже с ней что-то случится, на подходе шишига.

Мы ходили по краям наледи, дальше отвалов, весь пушистый снег скрывал под собой воду. Там ехать было опасно из-за непредсказуемости льда под снегом. Вообще, подобные препятствия на зимниках в одиночку мало кто проходит. Обычно собирается небольшая колонна и уже вместе едут.

Если кто-то встанет, его постараются быстро вытащить.

25.

26. Там, где смогла 80-ка, наши неподготовленные машины тоже могли пройти, но потребовалось почистить дорогу от огромных кусков льда.

27. От открытой воды и сильного мороза над наледью стоит туман. Весьма живописно и даже сказочно красиво, но вспоминая вмёрзшие в лёд КамАЗы, долго тут тусить и снимать не возникает никакого желания.

28. На обратном пути, нам пришлось преодолеть ещё несколько наледей. Судя по всему, скоро зимники закроют до следующего сезона. В этом году в Якутии, говорят, было не так холодно, как обычно и нам очень повезло — мы просто чудом успели проскользнуть и не встретиться с серьёзными проблемами.

Источник: https://amarok-man.livejournal.com/3010335.html

Дорога жизни и смерти

А вместо дороги – река и море: зимники 1960-х на Крайнем Севере

На огромной территории нашей страны большая часть земли находится в условиях Арктики, где нет практически никакой инфраструктуры, и между населёнными пунктами, сёлами и деревнями нет никаких дорог, только направления.

Летом населённые пункты окружают дремучие леса и топкие болота, делая путешествие в цивилизацию не просто путешествием, а целой экспедицией, которая северянами воспринимается как норма. Казалось бы, что зимой условия ещё хуже, морозы достигают 50-60 градусов, но тем не менее путешествовать и перевозить грузы по зимним дорогам намного проще, главное — подготовиться к сильным морозам.

Проще? Я бы так не сказал. Путешествуя по зимникам севера Якутии, я часто слышал от самих якутских дальнобойщиков сравнение зимника с дорогой жизни и смерти.

Если бы не зимники, то во многие населённые пункты стало бы невозможно забрасывать топливо, еду и прочие необходимые предметы быта.

С другой стороны, работа дальнобойщиком на зимнике — это непрекращающийся экстрим, и во время нашего автопутешествия к морю Лаптевых мы не один раз встречали тех, кто попал в беду на дороге.

Мне даже думать не хочется о том, как люди по несколько месяцев живут на зимнике, вызволяя из ледового плена свои автомобили, и через что они при этом проходят.

Якутские зимники

Немного про дороги, по которым мы ездили. Зимник бывает разным: дорогу прокладывают по болотам, тундре, редколесью и даже по рекам. Зимник, проходящий по замёрзшим рекам, на мой взгляд, самый красивый и самый опасный, но и самый удобный — ехать по льду можно с приличной скоростью, но зато на застывшей реке встречаются пустоты, наледи и провалы.

Часть зимника проходила по рекам с очень живописными берегами. Летом тут и вовсе сказочная красота, а мы, подгоняемые временем и опасаясь не попасть в пургу, проскочили эти края на полном ходу.

По разбитым таёжным зимникам особенно не погоняешь — кочка на кочке и сверху ещё пара кочек. Бывали дни, когда в день мы проходили всего по 200 с небольшим километров.

От бесконечной тряски начинали болеть даже мышцы! Про спину молчу, на остановках приходилось разминаться — мы отжимались, приседали, делали планку и просто ходили, что бы хоть как то размять мышцы.

У коллеги начал сбоить ноутбук с обычным жёстким диском (непонятно, от морозов или от тряски). Вещи летали по салону. Отдельно переживал за харддиски, но вроде бы обошлось без последствий — работают.

Зимник — это не просто направление в снегах и по рекам, это настоящая дорога с указателями и дорожными знаками!

Море Лаптевых. Безжизненная пустыня, по которой местами можно было разгоняться до 100 км в час! Но, к сожалению, ровных участков без снега было мало. Ожидал увидеть множество торосов, как на белом море в Карелии, но в этом районе море Лаптевых было словно ровный стол. Проехали несколько трещин и больше никаких препятствий на пути не было.

Если тут запуржит — это очень плохо. В считанные минуты дорогу, вернее направление, по которому едут машины, занесёт, и таким машинам как наши, будет невероятно сложно пробиться хоть куда-нибудь. Этот участок по морю считается самым опасным именно из-за пурги, самым непредсказуемым.

На обратном пути из Тикси мы поняли насколько нам повезло. Ночью, пока наша команда отдыхала в гостинице, дул очень лёгкий ветерок, но и его хватило что бы на дороге появились перемёты — частые сугробы.

Если бы не отправленная вперёд шишига (Газ-66), пробившая в некоторых местах нам дорогу, пришлось бы покопать.

Здесь я увидел то, ради чего сюда хочется вернуться и уже в нормальном формате сделать путешествие, а не так как у нас, галопом по якутским просторам ))) Впрочем, я не жалуюсь, автопробеги — это всегда быстро и наскоком. Для нормальной работы и сбора фото- и видео-материала, начинать и заканчивать путешествие надо было не в Иркутске.

Если пришло время отдохнуть, водитель ищет «карман», ставит туда машину и спит. Все путешественники и дальнобойщики поступают по этому же принципу.

Мчали мы по сверкающей пустыне и вот те на, табличка — море Лаптевых!

Про опасности на зимниках мы слышали по несколько раз в день, нам вообще рекомендовали не соваться в Арктику и предрекали, что машины наши не пройдут. Я могу отчасти согласиться с этими утверждениями — если бы случилась пурга, у нас были бы проблемы (временного характера). Откопать машину после пурги и куда-то доехать по целине — это своего рода подвиг.

Но зимники в Якутии держат в образцовом состоянии — мы в этом убедились. И я думаю, что после пурги снегоуборочная техника быстро расчищает дорогу, по-другому тут и нельзя — зимники это единственная возможность доставить груз до дальних сёл на севере.

И ещё очень опасно путешествовать в конце зимы — с потеплением на реках начинает появляться вода, и на обратном пути мы проезжали несколько таких мест.

В ледяном плену

Мы много слышали про застрявшие машины, нас очень часто предостерегали от необдуманных решений, зимник не прощает ошибок. Но довольно долго мы ехали по зимнику без происшествий и не встречали пострадавших.

И где-то уже в Арктике нам встретился первый утопленник, хотя так и не скажешь что утопленник. Провалился этот камаз неглубоко, но тем не менее, встрял надолго.

Чтобы его вытащить, надо не одну неделю, и если сам водитель не в состоянии это сделать, приглашают специальных ребят которые это делают быстро, качественно и за весьма немаленькие деньги.

Как так получается, что машины проваливаются? Случается по-разному. Бывает так, что под снегом не видно воды, и водитель со всего маху попадает в ловушку.

Удивительно, но факт: под свежим снегом вода долгое время не замерзает, у нас один оператор случайно наступил на такой снег и намочил свои валенки. Бывает так, что Камаз сильно нагружен, больше меры и лёд не выдерживает.

Бывают наледи — это когда вода выходит на лёд, начинает замерзать и потом по ней можно ехать, но лёд не толстый, и машины проваливаются.

Вот наёмная бригада, которая вымораживет этот КамАЗ. Что значит вымораживает? Под машиной есть лёд. Метр или полметра — этого никто не знает. Для начала, ребята смотрят толщину льда и потом начинают вокруг машины долбить ячейки.

Иногда долбят иногда выпиливают бензопилой неглубокий слой льда. Суть в том, чтобы холод добрался до воды и проморозил её глубже. Как промёрзнет, снова долбят. Этот процесс продолжается до тех пор, пока не выморозят машину целиком.

Тогда стенки между ячейками ломают и вытаскивают утопленика.

Иногда случаются такие аварии, что можно пробить лёд до воды, и тогда вся работа идёт коту под хвост — вся ячейка наполняется водой. Если не делать перегородки, вода затопит всю машину целиком, и вся работа начинается сначала…

Каждый случай индивидуален, но, как правило, если машина провалилась и встала, вытащить её получается не меньше чем за месяц. Иногда люди живут здесь по несколько месяцев, мы встречали и таких…

На первый взгляд, такую машину уже не восстановить, но это на первый взгляд. Умельцы переберут машину — и она снова начнёт перевозить полезные грузы, хотя трудно сказать, как машина будет работать после таких испытаний.

Вот ещё один утопленник. Ему повезло меньше, по крайней мере, завяз он во льдах гораздо сильнее.

Тут хорошо видны ячейки и перегородки между ними.

Глядя на эту машину, я вспомнил фильмы про катастрофы и обледенения Земли.

Эти ребята уже не один месяц живут у машины. Она принадлежит ему, и это единственный кормилец семьи, тут всё понятно. Надо успеть вытащить до наступления весны. Если это не сделать, весенний лёд во время ледохода запросто перемелет КамАЗ, и на нём можно ставить крест.

Этот КамАЗ находится в ледяном плену с января. Да, кажется так. Судя по глубине льда, становится понятно, как долго его вымораживали. Водитель КамаЗА, рассказывая про свою беду, открывал нам дверь кабины — там пол во льду, так глубоко провалилась машина.

Дальнобойщики в общем то спокойно рассказывают свои истории. Может быть от того, что времени прошло достаточно, может быть они в принципе такие. Вообще, я много повидал в этом путешествии дальнобойщиков, они в принципе ребята спокойные, не то что некоторые джиперы.

А вот и наша первая наледь. Нам повезло, мы уже знали про неё и знали, что перед нами по ней прошла примерно наших габаритов машина. Но всё равно, первой пошла подготовленная «восьмидесятка», ну а на подстраховке, если даже с ней что-то случится, на подходе шишига.

Мы ходили по краям наледи, дальше отвалов, весь пушистый снег скрывал под собой воду. Там ехать было опасно из-за непредсказуемости льда под снегом. Вообще, подобные препятствия на зимниках в одиночку мало кто проходит. Обычно собирается небольшая колонна и уже вместе едут.

Если кто-то встанет, его постараются быстро вытащить.

Там, где смогла 80-ка, наши неподготовленные машины тоже могли пройти, но потребовалось почистить дорогу от огромных кусков льда.

От открытой воды и сильного мороза над наледью стоит туман. Весьма живописно и даже сказочно красиво, но вспоминая вмёрзшие в лёд КамАЗы, долго тут тусить и снимать не возникает никакого желания.

На обратном пути, нам пришлось преодолеть ещё несколько наледей. Судя по всему, скоро зимники закроют до следующего сезона. В этом году в Якутии, говорят, было не так холодно, как обычно и нам очень повезло — мы просто чудом успели проскользнуть и не встретиться с серьёзными проблемами.

Источник

Источник: https://ribalych.ru/2016/04/07/doroga-zhizni-i-smerti/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.